Мандариновые острова

Мандариновые острова

Коля Кашкин и другие слегка взрослые герои этой повести подолгу живут в больнице. Никто из них не выписывается оттуда навсегда. Все возвращаются — рано или поздно.

Писатель Николай Назаркин едва упоминает диагнозы, совсем не описывает болезненных процедур, больничной тоски и страхов: его интересует жизнь. Занятия, приметы, привычки и фантазии неунывающих пациентов детской больницы колонистов Мандариновых островов.

Жанр: Детская проза
Серия: NET.NA.KARTE
Всего страниц: 23
ISBN: 978-5-91045-578-2
Год издания: 2013
Формат: Полный

Мандариновые острова читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Глава первая

Острова, корветы и рыцари

Без карабина на необитаемом острове не обойтись. Это моё твёрдое мнение. Потому что остров — ну, необитаемый остров — это ого! Ого-го! Так я прямо и сказал.

— Остров нарисовать — это ого! — сказал я. — Ого-го! Это не рыцаря какого-нибудь несчастного намазюкать. Или там… ну… корвет какой-нибудь!

Пашка серьёзно кивнул, а Толик сначала на меня посмотрел, потом голову под стол сунул и там фыркнул. Понятно, почему он под столом фыркал: он уже вовсю рисовал какой-нибудь корвет, или фрегат, или ещё какую бригантину и не хотел на лист фыркать. Тоже мне, Микелянджело!

Хотя, честно сказать, у Толика всякие эти парусные корабли рисуются — просто мигом. И как это у него получается так паруса нарисовать? Ну, так, чтобы ясно было, что их много, парусов этих, и корабль движется? Вот тебе, пожалуйста — лёгкое посыльное судно с тремя пушечками; а вот — четырёхдечный французский линкор «Викторьез». Четырёхдечный — это, по-сухопутному если, с четырьмя пушечными палубами. Девяносто шесть орудий! Такой ка-а-ак врежет! Хо-хо! Полным бортовым залпом!

Хотя вот, впрочем, у «Арабеллы» всего сорок орудий было, но капитан Блад всех побеждал. Но это — потому что он самый лучший капитан был просто. А так бы, наверное, от лишних пушечек не отказался бы.

Кораблей мы много уже нарисовали — может, даже тыщу. Ну, не тыщу, а сто. Всё равно пока в больнице лежим. Три недели уже… Почти три, а Пашка даже все четыре. А в больнице времени много получается свободного, делать-то особо… Нет, не так. Делать ничего нормально невозможно, вот, хотя времени полно. Просто оно всё рваное какое-то, время. Кусочками. Потому что постоянно дёргают. То уколы, то осмотр, то на рентген, то обедать пора. Никакой личной жизни.

Солдатиков нормально в армию не выстроишь — ну, так, чтоб с укреплениями, с фортами, с закрытыми артиллерийскими позициями… Сразу им, нянечкам, или пол надо мыть, или стол вытирать, или бельё менять постельное. «Давай, давай отсюда, Кашкин, не мешайся под ногами, вон, в холле посиди!»

Никакого отдыха нет спокойного, даже в шахматы не поиграешь. Читать только разве что. И то никаких книжек не хватит. Хорошо ещё, что в этот раз мы все в больницу попали из-за ног. Ноги болят, зато руки целы — хоть рисовать можно. Рыцарей или корабли вот.

Но как же так у Толика с кораблями получалось, я не понимал. Паруса рисовать легко, хотя, конечно, потруднее, чем пароход — труба по линеечке и дым завитушками, как все первоклашки рисуют. Но и паруса — не завитушки, конечно, но тоже ничего особо секретного. Такой прямоугольник, только… ну — выпуклый немножко. Это чтоб было видно, что ветер. Это несложно, это я умею. Но как-то так получается, что у меня корабль на доску с тряпками похож. Как будто я не корвет рисовал, а такие столбы для сушки белья, которые у нас во дворе стоят. Только плавучие столбы. Обидно!

А у Толика… Я, главное, даже не пойму — он там всяких ещё странных линий, уголков, треугольничков подрисует, кое-что даже вообще простым карандашом зачеркает… А посмотришь — корабль, и на всех парусах! Я даже подглядывать начал, но Толик хитрый… Так что я бросил эти дурацкие корабли, тем более что появилась идея нарисовать остров.

Настоящий остров. Наш. В смысле — необитаемый, конечно, где мы очутились в результате крушения.

Крушение — это вообще замечательная штука, а уж если на необитаемый остров попадёшь — о-о-о! Лучше вообще ничего быть не может. Это я точно знаю, я «Таинственный остров» раз сто читал. Или двести.

Хотя, конечно, смотря какой остров попадётся. Вот у Робинзона Крузо, скажем. Дурацкий был остров! Там даже залежей серного колчедана не было или, допустим, азотнокислых источников! Как тут, скажите, пожалуйста, наладить плавку стали или, например, производство стеклянной посуды?!

Хотя вполне возможно, что это просто Робинзон ничего не нашёл — он же отсталый был, как папуасский валенок. Только и смог, что шляпу сплести из травы да на коз охотиться. Тоже мне, герой! Зачем таких на необитаемые острова пускать — не понимаю!

Так вот что я думаю: что уж запасы каменного угля и магнитного железняка на всяком нормальном необитаемом острове нужны обязательно, и сернистые отложения тоже, и всякое другое — нитроглицерин чтоб изготовить, например.

— Да уж, — сказал Пашка. — Остров — это не рыцарь!

— Точно, — подтвердил я. — Рыцарь — это просто ерунда, пустое место. Просто человек в железном костюмчике!

— С мечом и щитом, а ещё иногда на коне, — добавил дотошный Пашка.

— Да пусть хоть на слоне! — я так рукой махнул, что чуть не раскатал по палате все свои карандаши. Вот бы потом собирать побежали: четыре с половиной ноги на троих!

— Что там какой-то рыцарь, даже с мечом и щитом, сделает против пары превосходных ружей с колесцовыми замками?

Пашка немножко подумал.

— А Чёрный Рыцарь? — спросил он.

Тут я тоже немножко подумал. Всё-таки Чёрный Рыцарь — это Чёрный Рыцарь, понимать надо…

— Всё равно ерунда, — упрямо сказал я. — Против карабина центрального боя с коническими пулями нового образца он точно не устоит!

— Ну, тут конечно! — сразу согласился Пашка.


Еще от автора Николай Николаевич Назаркин
Изумрудная рыбка

«Изумрудная рыбка» покоряет удивительным «русским детским» языком, искренностью и «настоящностью». Николай Назаркин сам был когда-то маленьким пациентом и показывает жизнь больницы изнутри. Но не думайте, что в книжке будет одно нытье и скука — умению дружить и радоваться жизни у героев «палатных» рассказов можно только поучиться!Сборник рассказов «Изумрудная рыбка» — дебют Николая Назаркина в литературе — был сразу замечен критиками и получил Малую премию (за повесть или рассказ) Национальной детской литературной премии «Заветная мечта».


Три майские битвы на золотом поле

Истории о войне на суше и на море. В XVII веке, «золотом веке» Нидерландов страна воевала с Испанией и Англией…Для читателей 10–16 лет.


Рекомендуем почитать
Комендантский час

В книгу вошли два романа знаменитого писателя, кинодраматурга, мастера отечественного детектива Э. Хруцкого – «Комендантский час» и «Тревожный август», посвященные работе московской милиции в годы Великой Отечественной войны. Автор мастерски передает атмосферу тех героических дней, тщательно прорисовывает образы работников милиции, раскрывает перед нами их многогранный духовный мир. Главный герой – Иван Александрович Данилов – начальник отдела по борьбе с бандитизмом МУРа, и его коллеги предстают перед нами мужественными людьми с сомнениями, болью, любовью, ошибками…


Перпендикулярный мир

Исторический центр старинного города Великий Гусляр под ударом – для постройки скоростной магистрали решено снести несколько памятников архитектуры. Сохранить облик города может лишь чудо или… изобретение антигравитационного метода переноса зданий. Профессор Минц отправляет Корнелия Удалова в параллельную реальность к своему двойнику, преуспевшему в решении проблемы гравитации. О приключениях Корнелия в благополучном родном Гусляре и его ухудшенной копии вы узнаете из повести «Перпендикулярный мир» и других рассказов сборника.


Игры по чужим правилам

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Том 1. Я, Клавдий

Роберт Грейвз (1895–1985) — крупнейший английский прозаик и лирический поэт, знаток античности, творчество которого популярно во всем мире.В первый том Собрания сочинений входит знаменитый роман «Я, Клавдий», в котором рассказывается о римском императоре Клавдии и его предшественниках. Автор с большим мастерством воссоздал события одного из наиболее драматических периодов римской истории (I в. до н. э. — I в. н. э.).Перевод с английского Г. Островской.Вступительная статья Н. Дьяконовой.Комментарии И. Левинской.


Тройка неразлучных, или Мы, трое чудаков

Веселая повесть о жизни чешских школьников, о приключениях "тройки чудаков" — брата Филиппа и сестер Данки и Марьяны.


Переписка трех подруг

Мои дорогие друзья-читатели, вы, конечно, знаете, что жизнь человеческая очень разнообразна, сложна и переменчива. Не для всех проходит она спокойно и счастливо. Судьба часто посылает людям тяжелые испытания. Почти в каждой жизни случаются невзгоды, горести, а в иных даже страдания и мучительные болезни. Но как бы ни была тяжела ниспосланная доля, по моему убеждению, у каждого человека есть святой долг — прожить жизнь трудолюбиво, с пользой для других и себя. Человек должен как можно больше сделать доброго, прекрасного и непременно в чем-нибудь, где-нибудь оставить по себе хотя бы самый маленький светлый след, добрую память на земле.


Бедный родственник

Мои дорогие друзья-читатели, вы, конечно, знаете, что жизнь человеческая очень разнообразна, сложна и переменчива. Не для всех проходит она спокойно и счастливо. Судьба часто посылает людям тяжелые испытания. Почти в каждой жизни случаются невзгоды, горести, а в иных даже страдания и мучительные болезни. Но как бы ни была тяжела ниспосланная доля, по моему убеждению, у каждого человека есть святой долг — прожить жизнь трудолюбиво, с пользой для других и себя. Человек должен как можно больше сделать доброго, прекрасного и непременно в чем-нибудь, где-нибудь оставить по себе хотя бы самый маленький светлый след, добрую память на земле.


Синие тучки

В книге собраны рассказы для детей среднего возраста. Иллюстрации А. Шлипер и др.


Граница в роще Сосновой

Страна Юрия Дьяконова — страна мужества и товарищеской выручки. Нелегкое и героическое детство досталось героям книги — пионерам 30-х годов. Но, куда бы ни уводила читателя авторская фантазия — будь это поиски воришки в пионерском лагере, военная игра или защита Советской Родины, — всюду смекалка, находчивость, горячее, надежное сердце — верные спутники ребят.


Таита (Тайна института)

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Мертвец

В непримечательном маленьком городишке, где-то под Костромой жизнь давно расстроилась и теперь больше походит на горячечный сон. Жители ищут мифический метеорит, выращивают анаконд в бане, играют в американский футбол и сжигают собак на погребальных кострах.Вокруг города зияют в земле необъяснимые и зловещие провалы, будто по инерции из старых шахт продолжают взлетать ракеты. А главный герой Никита Слащёв выбирает между жизнью и смертью.


Где папа?

Не нарушай равновесия ни словом, ни жестом. Не показывай чувств, живи шёпотом. Затаись. Замри. Исчезни. Представь, что ты в схлопывающейся клетке из страшного фокуса. Набери побольше воздуха и дождись вечера, а лучше выходных, когда можно поехать с папой на Воробьёвы горы кататься на великах, а потом открыть новую банку варенья. И ничего не бояться.Проси только одного: чтобы ручеёк, рядом с которым ты забывала о боли и собственной слабости, не пересох и не покинул своего русла. Чтобы тебя не осудили на ожидание и не приговорили верить и любить изо всех сил.