Забавный словарь, служащий присовокуплением к анекдотам пошехонцев В. Березайского

Забавный словарь, служащий присовокуплением к анекдотам пошехонцев В. Березайского

Василий Семёнович Березайский (1762–1821) — педагог, переводчик, фольклорист.

Родился в 1762 году в Ярославской губернии. Выходец из среды сельского духовенства.

Учился в Александро-Невской духовной семинарии, 5 октября 1782 года направлен оттуда в Санкт-Петербургскую учительскую семинарию, где проучился только 3 месяца.

9 января 1783 года был назначен преподавателем в Исаакиевское народном училище в Петербурге, а 25 апреля переведён учителем «сначала российского чтения, писания, грамматики, арифметики, а наконец, переводам с французского на российский язык» в Воспитательное общество благородных девиц (Смольный институт). С 20 марта 1797 также преподавал в «верхних классах» Мещанского училища при Смольном институте.

Дослужился до коллежского советника (1800 год). В 1812 году награждён орденом Святого Владимира IV степени. 7 апреля 1816 года вышел в отставку по собственному прошению в связи с плохим здоровьем. Умер в 1821 году.

Жанры: Русская классическая проза, Анекдоты
Серия: Березайский В.С. Сборник рассказов
Всего страниц: 4
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Забавный словарь, служащий присовокуплением к анекдотам пошехонцев В. Березайского читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Смѣяся правду говорити,

Что намъ можетъ воспретити?

Горацій.

А.

Авторъ. — Опекунъ чужихъ умовъ.

Авторъ въ переводѣ. — Временщикъ во гнѣвѣ.

Авось. — Словечко лестное, но обманьчивое.

Азбука. — Составляющая всю ученость многихъ, думающихъ гораздо о себѣ болѣе.

Алмазъ. — Кремешокъ, которой во всякой глазъ кидаетъ искры.

Аминь. — Врачей верхъ искуства; а мотовъ безполезное сознаніе въ содѣянныхъ ими лютыхъ.

Амуръ. — Пригоженькое, но слѣпое дитя.

Апрѣля первое число. — Ныньче, чуть ли не всякой день Апрѣля первое число.

Аптека. — Столовая смерти.

Апекарь. — Другъ той головки, которая изображается на кладбищныхъ монументахъ.

Ариѳметика. — Наука щитать богатому свое, а бѣдноту чужое.

Артемиза. — Жена, прославившаяся любовію къ своему мужу Мавзолу (по баснословію).

Архива. — Неприкосновенный прахъ временъ, напоминающій иногда судейскія взятки.

Атласъ. — Ихъ два рода: бумажный и шелковый. Послѣдній у всѣхъ предпочитается первому.

Ахъ! — У подлипалъ обманъ, у прекраснаго пола слабость, неуступающая обману, у сочинителей, и особливо стихотворцевъ — жаръ похожій иногда на крещенскій морозь, что честныхъ людей по кожѣ подираетъ.

Аѳеистъ. — См. Безбожникъ.

Б.

Балъ. — Выставка внѣшнихъ достоинствъ.

Банкрутъ. — Торгашь, богатѣющій разореніемъ другихъ.

Банкрутство. — Панихида по совѣсти.

Баня. — Иногда холодная бываетъ жарче топленой.

Безбожникъ. — Египтяне представляли его въ видѣ человѣка, имѣющаго глаза на подошвахъ.

Безмолвіе. — Пророческій образъ вѣчности.

Безсмертіе Ироевъ. — Покупается иногда смертію простолюдиновъ.

Безстыдникъ. — Тоже что и пробочный мужичокъ съ свинцовой головкой, котораго какъ ни щелкай по носу, или по головѣ, онъ все становится прямо на ногахъ.

Библіотека. — Сборъ чужихъ умовъ, а для нашего ума она тоже, что аптека для тѣла: Обѣ онѣ доказываютъ нашу немощь.

Благодарность. — Рѣдкая вещь (cosa rara), въ нынѣшнемъ свѣтѣ.

Бракъ. — Поминокъ по любви.

Богатство Отцовъ. — Не помощь глупымъ наслѣдникамъ.

Богачъ. — Часто или самъ несправедливъ, или наслѣдникъ несправедливыхъ.

Божба. — Не всегда вѣрная монета.

Бренность. — Сопутница времени.

Брилліантъ. — Игрушка многихъ во всѣхъ возрастахъ.

Болванъ. — Дѣло рукъ человѣческихъ, головою похожее на человѣческую.

Болтанье. — Первое простыхъ бабъ достоинство.

Болѣзни. — Жатва для врачей.

Бумага. — Отпечатокъ ума, а не рѣдко и безумія.

Буря. — Образъ нашей жизни: Одни тонутъ, а другіе спасаются.

Бухгалтерія. — Искуство вычислять чужое имущество, часто при своей бѣдности.

Бѣдность. — Твердый щитъ противу стрѣлъ зависти; но вмѣстѣ и гробъ всѣхъ достоинствъ и дарованій нашихъ.

Бѣлилы. — Пособіе не безхитростное для явнаго обмана глазъ нашихъ.

В.

Важность. — Занятіе собою богатыхъ и полу-ученыхъ дураковъ.

Величіе. — Многихъ состоитъ въ одномъ только имени, и особливо вдали.

Велѣть. — Всякой можетъ, да не всякой исполнитъ.

Вино. — Правда, веселитъ сердце человѣка и полезно стомаха ради; но неумѣренное употребленіе его стыдъ мужу, женѣ же студъ и безчестіе.

Вкусъ. — Вкусы суть разные: иной любитъ свинину, а другой осетрину.

Взятки. — Встарину у Приказныхъ были: Масштабъ для измѣренія правоты челобитчиковъ.

Воздержаніе. — Добродѣтель всѣми похваляемая, но нынѣ не всегда исполняется.

Война. — Искуство и счастіе убивать другъ друга.

Войско. — Въ немъ пѣхота суть руки, конница ноги, средина войска туловище, а Полководецъ голова.

Воображеніе. — Огромный магазинъ, въ которомъ хранятся разнаго рода мысли.

Вопросъ. — Самой глупой можетъ удобнѣе его сдѣлать, нежели самой умной на него отвѣчать.

Воръ. — Маленькой какъ муха въ паутинѣ увязаетъ; а большой какъ шершень прорываетъ паутину, и улетаетъ цѣлъ и невредимъ.

Воспитаніе. — Часто иногда одна только красивая личина.

Врачь. — Его производятъ иные отъ глагола вру, а другіе отъ имени врагъ.

Вредъ. — Вредно всѣхъ сдѣлать учителями: 1-е учениковъ не будетъ, 2-е выдутъ разные толки.

Вѣрность. — Женскаго рода, но только по Грамматикѣ.

Выздоравливаніе. — Сатира на лѣкарей.

Высокія достоинства. — Суть крутыя скалы, на кои или взлетаетъ орелъ, или всползаетъ змѣя.

Г.

Глупость. — Качество хотя и всеобщее, но никѣмъ въ себѣ не усматриваемое.

Голодъ. — Наилучшій въ свѣтѣ поваръ.

Гордость. — Крайнее забвеніе самаго себя.

Гортань. — Причина многихъ дѣйствій.

Грабить. — Искуство скоро разживаться.

Грамматика. — Тоже для языка, что опытная Физика для поясненія натуры.

Гробъ. — Цѣлой домъ, только безъ оконъ; полагающій предѣлъ затѣямъ человѣческимъ.

Гроза. — Пробудительница закоснѣвшей совѣсти.

Господство. — Власть умничать и глупому.

Гости. — Для доброхотовъ помощники убивать время, а для скупыхъ самыя несносныя лица.

Гнѣвъ. — Никогда не сопровождается удовольствіемъ.

Д.

Даемъ. — Большею частію тѣмъ, отъ кого надѣемся получить болѣе.

Деньги. — Вещь бездушная, повелѣвающая иногда и нами.

Дитя. — Есть претрудная задача. Теперь оно увеселяется пустыми игрушками, а со временемъ можетъ вознестись до высоты Неба, оказать знаменитѣйшіе подвиги добродѣтели, или низринуться въ бездну невѣжества и пороковъ.

Добродѣтель. — Часто у другихъ бываетъ лисій хвостъ, да волчій ротъ.

Довольный. — Кто ничего болѣе не желаетъ.

Докторъ. — Всѣ мы славные доктора для другихъ.


Еще от автора Василий Семенович Березайский
Анекдоты, или Веселые похождения старинных пошехонцев

Василий Семёнович Березайский (1762–1821) — педагог, переводчик, фольклорист.Родился в 1762 году в Ярославской губернии. Выходец из среды сельского духовенства.Учился в Александро-Невской духовной семинарии, 5 октября 1782 года направлен оттуда в Санкт-Петербургскую учительскую семинарию, где проучился только 3 месяца.9 января 1783 года был назначен преподавателем в Исаакиевское народном училище в Петербурге, а 25 апреля переведён учителем «сначала российского чтения, писания, грамматики, арифметики, а наконец, переводам с французского на российский язык» в Воспитательное общество благородных девиц (Смольный институт)


Рекомендуем почитать
Здоровые стопы

В основе нашего уникального способа передвижения и сохранения равновесия лежит сложный, тонко сбалансированный механизм человеческой стопы. Возможно, вы удивитесь, но ступни играют важнейшую роль в поддержании здоровья и энергичности всего тела. От того, насколько эффективно они выполняют свою работу, зависит насколько успешным, счастливым и долгим окажется наш жизненный путь. В этой книге рассматриваются многочисленные функции наших стоп и их взаимосвязь с другими системами организма. Предлагаемые здесь способы ухода за стопами, советы по профилактике и лечению самых разных заболеваний, а также правила выбора подходящей обуви помогут читателю поддерживать свои стопы в идеальной физической форме, позволяющей сохранять активность на протяжении всей жизни.


Легенды метро и подземелий

Многие уверены: метрополитен — это рукотворная версия подземного царства, потустороннего мира. В этой книге собраны самые интересные слухи и легенды о метро Москвы, Санкт-Петербурга, Нью-Йорка и других городов. А также тайны мировых канализаций, катакомб и некрополей. Добро пожаловать в подземный мир!


Пламя есть пламя

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Снова в дураках

Элоиза Джеймс / Eloisa JamesСнова в дураках / A Fool Againиз сборника "The One That Got Away", 2004Герои этого рассказа сбежали после часа знакомства, но их догнал отец героини. После чего выдал ее замуж за скупердяя, а герой отправился в Индию. После смерти мужа героиня должна выйти замуж за одного из его компаньонов - им оказывается некто Лусиус Фелтон - но издалека возвращается ее давний поклонник... Леди Женевьева Малкастер для Эрасмуса Малкастера была просто одной из очередных выгодных сделок, он приобрел прелестную молоденькую жену и сиделку одновременно, не истратив при этом ни фунта, поскольку ее репутация была разрушена после того, как отец перехватил ее на пути в Гретна-Грин, куда она сбежала с соседским мальчишкой! После смерти мужа молодой вдове по завещанию было отпущено два года на траур по мужу и на то, чтобы по его окончании выйти замуж за одного из партнеров лорда Малкастера, иначе состояние покойного должно было отойти церкви.


Ита Гайне

«Все вошло у Иты Гайне в обычную колею жизни кормилицы. Новые интересы, от которых нельзя было ни уклониться, ни убежать, постепенно втянули ее. Наблюдая, как внимательно она оберегала ребенка, чтобы он не захлебнулся, когда его купали, как поспешно она старалась удовлетворить его голод, как нежно прижимала его к груди, когда он тянулся и ласкался к ней, признавая в ней постоянную мать, нельзя было поверить, что еще восемь недель назад эта самая Гайне клялась не изменять своему ребенку. Она сама не заметила, как это случилось…».


Еврейское счастье

«Я таки та женщина, которая любит много говорить! Как раз на такую напали. Посмотрите-ка на меня. Доставьте себе это маленькое удовольствие. Что, – красивая картина? Кто же здесь может говорить, и что здесь может говорить? Больная, больная и больная! И вместе с тем вот такая, как я – счастлива…».


Вторая сказка про Фиту

«… Указом Фита отменил холеру. …».


В майский день

«…Зимою дети, конечно, не могли встречаться, но весною – другое дело… Когда снег сошел, земля пообсохла, Боря, несмотря на строгое отцовское запрещение и на его угрозы «кабинетом», украдкой стал пробираться в Ильяшевский сад и, наконец, однажды повстречался там с Ниночкой…».


Терехин сон

«…Тереха посмотрел налево, да так и замер от ужаса – ни жив ни мертв. Налево от тропинки, по склонам горы, расстилалась какая-то мрачная, темная сторона, вся изрытая оврагами и бездонными пропастями. Ни солнце, ни месяц, ни звезды не светят здесь. Небо совершенно темно, словно все оно задернуто черным сукном. Только на самом горизонте полоска светится каким-то синеватым, призрачным светом…».


Темные силы

«…Под одною же кровлей с Настей страдало другое живое существо, страдало так же искренно и от души, как и Настя. Хозяйская работница давно и страстно была влюблена в Федора Гришина, но не могла добиться взаимности и изнывала от своих напрасных желаний. Женитьба Федора окончательно подрезывала крылышки ее игривым мечтам и болезненно отдавалась в ее пылком сердце…».