Все заняты

Все заняты

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Современная проза
Серии: -
Всего страниц: 21
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Все заняты читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Кристиан Бобен

Все заняты

Пер. с фр. Ю.Казачков

Ариана пила, танцевала, смеялась. Голубое платье, красное сердце. Красивая свадьба. Напитки, танцы и откровения. По этому случаю арендовали замок. Замок - это громко сказано, скорее, большую ферму с огромными комнатами, толстыми стенами и низкими потолками. Ариана много пила, много танцевала и еще больше смеялась. Никому никогда не удавалось ее воспитывать, прививать хорошие манеры. Хорошие манеры - это скучные манеры. А Ариана не знала скуки. Она любила и она хотела. Все остальное - неважно. Ведь жизнь так коротка. Дай мне то, что я люблю. А я люблю только правду. Покажи мне, что ты собой представляешь на самом деле, отбросив все, чему тебя учили, все, что принято делать. В этом и заключалось очарование Арианы: редкостная полнота бытия - свежая, упрощенная, упрощающая. Ты меня берешь, ты меня бросаешь, но только, чур. не даешь мне уроков, не объясняешь, какой я должна быть. Я, как и ты, подарок от Бога. А подарок не обсуждают. Жизнь столь быстротечна, и надо прожить ее с энтузиазмом, не правда ли? Ариана всегда рассуждала именно так. И мужа она выбрала из десяти претендентов. Эта свадьба стала праздником для одного мужчины и трагедией для остальных девяти. Трагедией веселой, опьяняющей, разноцветной, - и невозможно за это обижаться на Ариану. С тем же успехом можно упрекать весну. Такова Ариана и такова жизнь, скорбь и свет существуют одновременно, и нельзя сделать выбор, не у кого попросить немного времени на раздумье, не бывает передышки, отсрочки, такова жизнь и такова Ариана - две сущности, слитые воедино.

Классическая свадьба. Вначале мэрия, потом церковь. В мэрии все превосходно, даже нечего и рассказывать. Спокойно, холодно, демократично. Мэр в отпуске. Его замещает помощник по культуре. У него язва желудка; взрослая дочь, которая скоро покинет свой дом и отправится учиться в Австралию; супруга, изменяющая ему каждый вторник с одним и тем же любовником вот уже двенадцать лет. Помощник по культуре не верит в устои брака. Но это не имеет значения, никто его и не просит верить, он должен лишь монотонно произнести несколько заученных статей закона, только непременно монотонно. Он очень хорошо справляется со своей задачей. Через час вес уже в церкви. После закона - благословение. Два узла лучше, чем один. Интересно, сколько из собравшихся, включая священника, веруют в Бога (мысль Арианы). Я натер ноги, не надо было надевать эту обувь (мысль мужа Арианы). Моя дочка никогда так не сияла от радости, как сегодня. Каждый раз, готовясь совершить очередную глупость, она светится счастьем (мысль матери Арианы). Мне хочется пить (мысль отца Арианы). Эта девушка действительно красива, а кроме того, она забавна. Она меня смущает и знает это. Господи Иисусе, я не прочь поверить в то, что Вы победили все искушения, но брак, ведь Вы его тщательно избегали, не так ли? (мысль священника). Что она в нем нашла, ну что же она в нем нашла? (мысли поклонников Арианы, сидящих в задних рядах). Сколько людей - умытых, надушенных, празднично одетых столько и мыслей. Священник справляется с чувствами, но в последний момент вспоминает о вере, вновь становится священником и делает свое нелегкое дело - говорит с энергией, достаточной для того, чтобы Божественные слова (да-да, ни много ни мало, Божественные слова, яркие солнечные лучи) опрокинули стену из духов, мыслей и костюмов и достигли нескольких душ, не утратив по пути своей силы, Хотя бы нескольких душ. Или хотя бы одной. И это будет победа. Естественно, об этом никто не узнает. Ну хорошо, продолжим. Священник говорит. В прохладе церкви его голос оставляет огненный след. С кем-то что-то происходит, по крайней мере, в течение нескольких минут. Обряд перестает казаться условным. Безумная любовь разлита в воздухе. Но никто этого не ценит. А Ариана в восхищении. Когда священник закончил, она подавляет в себе желание поцеловать его в губы: того, что он сейчас говорил, она никогда не слышала от мужа, и поверьте, это зависит вовсе не от языка, профессии или воспитания, отнюдь нет. Так вот, Бог пришел, Бог ушел; все выходят, Ариана с мужем - первыми, дождь из роз льется им на головы, для всех облегчение, - сейчас начнется долгожданный праздник, - ведь нельзя же в самом деле считать, что он уже начался.

На Ариане небесно-голубое платье. Когда она танцует, похоже, что разверзается небо. Под небесной синевой - самое нежное в мире тело, и сердце в нем бьется ритмичнее барабана. Приближается вечер. Гости засыпают рядом друг с другом, вповалку на столах, заставленных ликерами и блюдами с мясом. Оркестр тоже в изнеможении. Счастье - вещь утомительная. Аккордеонист засыпает первым, следом - гитарист. Дольше всех держится солист. В конце концов он засыпает стоя, сжимая в руках микрофон. Теперь он поет во сне. Глаза открыты лишь у Арианы с мужем, сидящих в разных концах зала. У свадьбы бывает две части: дневная и ночная. Ночная только что началась. В сон погрузились все гости без исключения. То, что будет дальше, не должен видеть никто. Когда наступит следующий этап праздника, гости вмиг проснутся с радостными криками. Возобновятся танцы, вновь пойдут по кругу бутылки вина. Но прежде надо пройти через это: супруга снимает свое небесно-голубое платье, аккуратно кладет его на стул, подносит обе руки к левой груди, вынимает сердце и медленно поворачивает его под светом неоновых ламп, не спуская глаз с мужа. С бьющимся в белых руках сердцем она идет мелким шагом через зал, чтобы вручить его мужу. Тот смотрит и ждет. Ариана двигается, переступая через спящие тела, опрокидывает хрустальный бокал. Теперь она в двух метрах от мужа. Ее сердце бьется в руках как пойманный воробей. Вот она в метре от мужа, она смотрит на него и видит тень в его глазах, она догадывается, что в последующие годы ни этот, ни, наверное, любой другой человек не будет знать, что делать с таким свежим, таким красным сердцем. Б последний момент Ариана колеблется, раскрывает руки слишком рано, и сердце падает к ногам мужа, который даже не пытается его поймать. Коснувшись пола, оно разбивается на три части. Значит, у нее будет трое детей. Она их произведет на свет там, за горой.


Рекомендуем почитать
Глиняная Библия

Ирак накануне американского вторжения. Группа археологов занята поисками глиняных табличек с самым ранним изложением текстов Книги Бытия, предположительно продиктованных праотцом Авраамом.Лагерь ученых становится местом столкновения различных интересов. Крупные дельцы – торговцы раритетами – во что бы то ни стало хотят заполучить уникальную находку. Здесь же, в лагере, находятся наемный убийца и молодой священник, намеревающийся предотвратить кровопролитие, о котором ему стало известно во время исповеди.


Степкино детство

В 1935–1936 годах, уже в возрасте 55 лет, Исай Исаевич Мильчик начал писать свою первую повесть для детей. До этого И. И. Мильчик писал публицистические книги и статьи для взрослых. Основной его труд — автобиография под названием «За Николаевским шлагбаумом». «Степкино детство» — это первая часть книги, задуманной И. И. Мильчиком. В основу ее в какой-то степени положен автобиографический материал.Автор хорошо знал эпоху 90-х годов прошлого столетия, хорошо знал обстановку и быт захолустной слободки на Волге, сам был свидетелем холерного бунта, испытал тяжелую жизнь рабочего подростка, вынужденного за гроши много часов подряд, до полного истощения физических и моральных сил, крутить колесо в механической мастерской, узнал, что такое каторжная тюрьма и сибирская ссылка.


Лопушок

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Кровь

Автор нашумевшего «Диверсанта» представляет новый, не менее захватывающий роман «Кровь». Глубоко проникая в психологию войны, Азольский проводит мысль, что военные условия уравнивают противников, после чего у них возникает ощущение войны как тяжкого кошмара, «коллективного самоуничтожения людей». Став бытом, война кажется бесконечной, теряет изначальный смысл. И на этом этапе складывается еще одна форма противостояния — уже не с противником, а с самой войной.


О природе соответствий

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Вот вам Всевышний

Сборник представляет разные грани творчества знаменитого «черного юмориста». Американец ирландского происхождения, Данливи прославился в равной степени откровенностью интимного содержания и проникновенностью, психологической достоверностью даже самых экзотических ситуаций и персоналий. Это вакханалия юмора, подчас черного, эроса, подчас шокирующего, остроумия, подчас феерического, и лирики, подчас самой пронзительной. Вошедшие в сборник произведения публикуются на русском языке впервые или в новой редакции.


Так я купил медвежонка

Сборник представляет разные грани творчества знаменитого «черного юмориста». Американец ирландского происхождения, Данливи прославился в равной степени откровенностью интимного содержания и проникновенностью, психологической достоверностью даже самых экзотических ситуаций и персоналий. Это вакханалия юмора, подчас черного, эроса, подчас шокирующего, остроумия, подчас феерического, и лирики, подчас самой пронзительной. Вошедшие в сборник произведения публикуются на русском языке впервые или в новой редакции.


Раз вместо да

Сборник представляет разные грани творчества знаменитого «черного юмориста». Американец ирландского происхождения, Данливи прославился в равной степени откровенностью интимного содержания и проникновенностью, психологической достоверностью даже самых экзотических ситуаций и персоналий. Это вакханалия юмора, подчас черного, эроса, подчас шокирующего, остроумия, подчас феерического, и лирики, подчас самой пронзительной. Вошедшие в сборник произведения публикуются на русском языке впервые или в новой редакции.


Франц Ф

Сборник представляет разные грани творчества знаменитого «черного юмориста». Американец ирландского происхождения, Данливи прославился в равной степени откровенностью интимного содержания и проникновенностью, психологической достоверностью даже самых экзотических ситуаций и персоналий. Это вакханалия юмора, подчас черного, эроса, подчас шокирующего, остроумия, подчас феерического, и лирики, подчас самой пронзительной. Вошедшие в сборник произведения публикуются на русском языке впервые или в новой редакции.


Друг

Сборник представляет разные грани творчества знаменитого «черного юмориста». Американец ирландского происхождения, Данливи прославился в равной степени откровенностью интимного содержания и проникновенностью, психологической достоверностью даже самых экзотических ситуаций и персоналий. Это вакханалия юмора, подчас черного, эроса, подчас шокирующего, остроумия, подчас феерического, и лирики, подчас самой пронзительной. Вошедшие в сборник произведения публикуются на русском языке впервые или в новой редакции.