Воронья Слобода, или как дружили Николай Иванович и Сергей Сергеевич

Воронья Слобода, или как дружили Николай Иванович и Сергей Сергеевич

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Современная проза
Серии: -
Всего страниц: 15
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Воронья Слобода, или как дружили Николай Иванович и Сергей Сергеевич читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал


ОТ АВТОРА
Рефлексия не только как сама мыследеятельность,
но как форма движения мысли в когнитивном (всеобъемлющем
понимании Мира как целого) для любого человека
могут служить и философией, и наукой, и искусством.
И если каждая из этих категорий оказывается во
власти собственной гордыни, полагая эклектикой все,
что выходит за пределы самих категорий философии,
науки, искусства, то это происходит, прежде всего, от
людской слабости тех, кто служит философии, искусству
и науке, полагая нерушимость и вечность стен узаконенных
категорий. Но еще Шопенгауэр в своем когнитивном
полете свел все в "Die Welt als Wille und
Vorstellung" к воле и представлению, хотя труд и мыследеятельность
более весомые категории осознания челове
чеством самого себя.
Вот почему над пылью театра мыследеятельности
любых категорий старый портной Кабалы в искусстве не
менее сведущ, чем русский поэт Некрасов не опознавший
гениальности поэзии Ф.Тютчева или критик Белинский,
отдававший лавры прозы Э.Сю и походя клевавший
гений Бальзака. А ведь даже простая женщина
Денисьева (гражданская жена Ф.И.Тютчева), заглянув в
душу гениального поэта, ужасалась: "Мой неразвлекаемый
Людовик XIV"….Душа женщины эзотерична по
своей сущности.
В этом смысле недаром русская религиозная философия
в ментальном плане вовлекает в сферу триипостасности
софиологию как единое всемирное женское
начало.
Автор попытался показать, что и "Воронья слобода…"
и срез рефлексии в поэзии Ф.И.Тютчева, и эзотеризм
"Философского камня" ѕ,в сущности, гардероб театра по
имени ѕ "ментальная рефлексия", пользуясь которым,
осознаешь глубинные течения жизни как покоя, т.е.
нирваны.
Посвящается 100 –летию со дня рождения проф.Н.И.Кобозева
Воронья Слобода, или как дружили
Николай Иванович и Сергей Сергеевич
“Пускай олимпийцы завистливым оком
Глядят на борьбу непреклонных сердец…”
Ф.И.Тютчев
Глава первая
Вороны, черные вороны, это Сергей Сергеевич видел
совершенно отчетливо, шагали по ровно подстриженной
почти изумрудной лишь с небольшими проплешинами
траве. Они открывали свои черные, до блеска лакированные
как башмаки клювы, сварливо поглядывая
почти не мигающими серо-черными глазами на Сергея
Сергеевича. А он, Сергей Сергеевич, точно видел их
асфальтового цвета сюртуки-оперение и почти явственно
слышал их разговор-скороговорку: “Пора чистить,
порра чистить, чистить пора! ”.
Слегка косолапя и отважно перемещаясь по широкому
полю изумрудно-зеленого ковра травы, они подскакивали
и еще что-то шептали друг другу, сговариваясь
между собой в коллективных действиях.
Сергей Сергеевич посмотрел наверх. И увидел небо.
Оно было ярко-синим, но почему-то просматривалось
свкозь белоснежные переплеты, которые образовали
между собой облака, почти неподвижно повисшие над
ним, и он как будто бы смотрел, смотрел и видел этих
воронов и зеленую, чисто изумрудного цвета, траву и
оконные переплеты облаков, и синее, ярко синее небо и
самого себя, лежащего на травянистом ковре, но он же
осознавал себя вне себя в этом странном ярком мире, где
время как будто бы стало, но позволяло отличить
аптечно – точное движение воронов друг от друга, их
разговоры и самих себя неподвижного и слабого там, на
траве, и живого, энергичного здесь, где-то над всем
театральным действием, уже начинавшим его утомлять.
Да, да, он в своей неподвижности и сам был похож на
громадную птицу, опрокинутую на спину. Только на этой
необычной птице были необъятных размеров брюки,
облегающее его рыхлое, Сергея Сергеевича, тело;
белоснежная сорочка, слегка скомканная силой
подтяжек была наглухо застегнута, а черная бабочка
углами своей жесткой материи давила на его удвоенный
подбородок, увеличивая размеры и без того полных щек,
ниспадавших бульдожьими брыльями на саму сорочку и
закрывавшими всю его шею. Голубые глаза Сергея
Сергеевича были широко открыты, все его лицо,
излучавшее приятность необыкновенную, было бледно,
и только громадная блестящая как биллиардный шар
лысина казалась розовой и обрамлялась платиной
седины. Пухлые кисти рук, одна из которых была
неестественно отброшена назад несколько в сторону, в
то время как другая сжимала ручку портфеля набитого
бумагами, но не так, чтобы их там было много, этих
бумаг, но ровным счетом столько, чтобы относительно
обладателя этого портфеля можно было сказать, что он
человек умный и еще многое, многое помнит из того, что
и в бумагах портфеля отсутствует.
Можно даже было подумать так, что тело Сергей
Сергеевича лежало, а то, что называется душой, витало.
Это витание воспринимало все окружающее в таком
свете, в котором и передавалось в сознание лежащего.
Некоторые сомнения вызывали вороны и их обличие.
Чтобы такое значили эти вороны и зачем их
присутствие рядом с ним, Сергеем Сергеевичем? И
только, когда они уже слишком настойчиво стали
подступать к его опрокинутому на траву телу и
требовательно так вопить, грассируя рычащую букву в
слове: “Порррра!”,– он понял, что его зовут на чистку,
которая в текущую среду имеет быть в их институте на
Карповке, где ему и многим предстояло очистить свое
буржуазное прошлое и обелить себя перед органами
Советской власти, проводившей чистку в “Физико-
химическом институте” для упорядочения советского

Еще от автора Сергей Алексеевич Кутолин
Хромое время империи

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.



Сколки да Осколки

ОТ АВТОРА“Honny soit qui mal y pense.”-Девиз рыцарей ордена Подвязки.,Афоризм английского короля Эдуарда III, ставший девизом основанного им ордена рыцарей Подвязки-”Пусть будут стыдно тем, кто об этом дурно подумает” неплохо было бы помнить современным радетелям неутвержденных законов о статуте орденов и гимнов, в которых столько же фантастичности как и в современной жизни. Фольклорно-сказочное содержание современной жизни, белые простыни информации которой превращаются в желтые волны словесного поноса, хлестающего в люльки законопослушных рядовых граждан, раздраивает, а не только раздваивает время современного обывателя.



Зяма Пешков - легионер и бригадный генерал [рефлексия жизнеописания]

Пешков Зиновий Алексеевич (Pechkoff Zinovi; настоящее имя Ешуа Золомон Свердлов; 1884, Нижний Новгород, — 1966, Париж), французский генерал и дипломат. Брат Я. Свердлова. Не получил формального образования. В юности примкнул к революционному движению; в апреле 1901 г. был арестован вместе с М. Горьким по обвинению в использовании мимеографа в целях революционной пропаганды.


Мирословие: (Опыт рефлексии суетного)

Международная Академия Наук International Academy of SciencesЦентра Ноосферной Защиты Centre Noospheric of DefenceСергей КутолинМИРОСЛОВИЕ(Опыт рефлексии суетного)Новосибирск, 2012Сергей Алексеевич Кутолин (род.1940) – академик МАН ЦНЗ и РАТ, доктор химических наук, профессор. Многочисленные работы в области физической химии, компьютерным моделям в мате­риаловедении, философии интеллекта реального идеализма (Философия интеллекта реального идеа-лизма",1996г.; "Мир как труд и рефлексия" ,2001г., "Стяжание Духа note 1",2002г.) совмещаются с творчеством в об­ласти прозы (Литературно-художественное эссе – "Длинные ночи адмирала Колчака", "Дом, который сработали мы..", "Тропой желудка", 1997), поэзии сборники: “Парадигмы.


Рекомендуем почитать
Заповедники души

В книгу включены в основном стихотворения 2002–2008 годов, публикуемые впервые. Духовная направленность сборника закономерна: большую часть произведений Елена Егорова написала после паломничества в Киево – Печерскую лавру (ноябрь 2006 года). Это циклы стихов, посвященные русским обителям и храмам, пушкинским заповедникам и старинным усадьбам, русской природе и зарубежным путешествиям, лирические произведения о земной и небесной любви, молитвенные и покаянные стихи, философские миниатюры.Осмысление и переживание многовекового наследия христианства, традиций русской литературы и музыки, личного опыта и событий последних десятилетий воплотилось в запоминающиеся поэтические образы, впитавшие чистую духовность православия и отечественной культуры.


Угрешская лира. Выпуск 3

В третий выпуск альманаха «Угрешская лира», посвященный 100-летию со дня рождения известного русского поэта Ярослава Смелякова, включены материалы о его жизни и творчестве, документальная повесть Елены Егоровой «Коммунар Смеляков», очерк Марины Бобковой «Ярослав Смеляков в Сталиногорске», подборка стихов Я.В. Смелякова, связанных с его биографией, и стихотворные посвящения поэту.В разделе «Смеляковские лауреаты» помещены подборки лучших произведений лауреатов московской областной литературной премии имени Я.В.


Пикник

Мой мир населяют простые, на первый взгляд, обыкновенные люди из деревушек и провинциальных городков: любимые кем-то и одинокие, эмоционально неудовлетворенные, потерянные, мало себя знающие… Это мир глубинных страстей, безотчетных поступков и их последствий. Но внешне он не особенно драматичен… В совершеннейшей форме рассказ является, по существу, стихотворением в прозе.


Пей-Гуляй

Мой мир населяют простые, на первый взгляд, обыкновенные люди из деревушек и провинциальных городков: любимые кем-то и одинокие, эмоционально неудовлетворенные, потерянные, мало себя знающие… Это мир глубинных страстей, безотчетных поступков и их последствий. Но внешне он не особенно драматичен… В совершеннейшей форме рассказ является, по существу, стихотворением в прозе.


Новый мир, 2010 № 12

Ежемесячный литературно-художественный журнал http://magazines.russ.ru/novyi_mi/.


Новый мир, 2008 № 12

Ежемесячный литературно-художественный журнал http://magazines.russ.ru/novyi_mi/.


Новый мир, 2004 № 12

Ежемесячный литературно-художественный журнал http://magazines.russ.ru/novyi_mi/.


Новый мир, 2010 № 11

Ежемесячный литературно-художественный журнал http://magazines.russ.ru/novyi_mi/.


Новый мир, 2009 № 11

Ежемесячный литературно-художественный журнал http://magazines.russ.ru/novyi_mi/.


Новый мир, 2010 № 08

Ежемесячный литературно-художественный журнал http://magazines.russ.ru/novyi_mi/.