В русской деревне

В русской деревне

Чтобы лучше понять Россию и взглянуть на нее изнутри, член английского парламента, лейборист, квакер по убеждениям Чарльз Роден Бекстон, летом 1920 года отправляется в южные уезды Самарской губернии. Около недели Бекстон живет в самарской деревне Озеро (недалеко от Пестрявки), общаясь с крестьянами на самые разные темы, затем, останавливаясь в попутных селах, едет в губернский центр. Его интересные путевые записи о пребывании в России изданы в 1923 году Госиздатом под названием «В русской деревне», с предисловием члена коллегии Наркоминдела, впоследствии академика, Ф. Ротштейна.

Жанры: Биографии и мемуары, История
Серии: -
Всего страниц: 23
ISBN: -
Год издания: 1923
Формат: Полный

В русской деревне читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Предисловие к русскому изданию

Автор этой симпатичной книжки принадлежит к той небольшой группе английских буржуазных радикалов, которые, разочаровавшись в либеральной партии, в полуотчаянии вступили в рабочую партию, специально для них расширившую свои организационные рамки. Либеральная партия от этого чувствительно пострадала, так так потеряла в них те элементы, которыми она маскировала свой плутократический характер. Выиграла ли в соответствующей степени рабочая партия, вопрос другой. Не будучи ни социалистами, ни революционерами, чуждые рабочему классу по социальному и материальному положению и всему своему духовному укладу, эти люди, как нельзя лучше, подошли к политическому и моральному облику рабочей партии в ее современной фазе развития. Далее больше: на общем фоне карьеризма, вульгарного оппортунизма, невежества и самодовольства, отличающих большинство вождей рабочей партии, эта горсточка бывших либералов скорее выделяется своей искренностью, идеализмом и знаниями. В частности, Чарльз Роден Бекстон, принадлежащий к одной из известнейших крупно-буржуазных и квакерских фамилий в Англии, давшей много филантропов, в том числе главного сподвижника Вильберфорса в борьбе за отмену невольничества, является, если и не одним из самых блестящих, то во всяком случае одним из самых искренних представителей этой группы. Долго и стойко он боролся в рядах либеральной публицистики за старые либеральные заветы, которым он придавал — и, вероятно, еще теперь придает — универсальную значимость: но когда война окончательно убедила его в негодности того сосуда, в котором они до сих пор хранились, он отправился искать его у рабочих. Сомнительно, чтобы Бекстон и его друзья остались довольны результатами своих поисков: во всяком случае одного сравнения его книжки с пресловутым: «сочинением» г-жи Сноуден достаточно, чтобы видеть, какая изрядная дистанция отделяет в моральном отношении его и его друзей от «социалистов», которые сейчас задают тон в рабочей партии. Бекстон и не претендует на звание социалиста (в нашем, а не английским смысле слова): он откровенно заявляет в книжке, что не верит в мировую революцию; он даже на происходящую у нас великую перестройку всего существующего смотрит, главным образом, как на «интересный социальный эксперимент». Но он искренно сочувствует нашим усилиям и исканиям; он, видимо, желает им успеха, — хотя бы для того, чтобы он и ему подобные «идеалисты» могли поучиться, как лучше устроить человеческую жизнь; и вместо того, чтобы искать и подчеркивать наши ошибки и неудачи и собирать их в букет для подношения английскому рабочему классу в назидание и английской буржуазии на радость, он проходит мимо них, как деталей, заранее ему знакомых и при такой колоссальной работе неизбежных. Правда, он нас видел в 20-м году, когда у нас еще царили спартанская суровость быта и нравов, нередко вызывавшая невольное уважение к нам даже со стороны врагов. С тех пор по нашей стране прошел нэп, злорадно истолкованный г-жами Сноуден как наше политическое и моральное банкротство. Но как показывает дата на заглавном листе оригинала, книжка была написана и напечатана лишь в 1922 г. и, стало быть, автор ее остался верен своим первоначальным впечатлениям и не присоединился к сонму наших хулителей. В Гааге, в декабре минувшего года, где мне пришлось с ним встретиться в связи с затеянным амстердамскими шарлатанами «конгрессом мира», я мог убедиться, что он не принадлежит к числу «разочарованных» и совершенно неспособен не только политически, но и морально на злобные или просто неприличные выпады против нас.

Сама книжка, бесхитростная, без философских углублений, интересна по своему содержанию для нас потому, что в очень чистых и простых линиях отражает главные черты нашего революционного уклада в деревне в 20-м году в той форме, в какой они представлялись образованному, наблюдательному и честному иностранцу. Картинка — очень маленькая, почти миниатюра, но живая, а плавное, правдивая. По своему, она представляет ценный исторический документик, который пригодится грядущим поколениям не менее, чем статистические цифры и газетные статьи.


Ф. Ротштейн.

Предисловие автора

Мне давно уже хотелось написать обо всем, что я видел и слышал в русской деревне. Если, кроме удовольствия, которое я получаю при этом, окажется, что мои воспоминания имеют историческую и политическую ценность, тем приятнее мне будет. В своей книжке я не сообщаю никаких статистических данных, не высказываю никаких политических суждений. Я рассказываю лишь о том, что я лично испытал, или что мне было сообщено во время беседы. Может быть, я сказал немного; но то, что я сказал, взято из первоисточника.

Моя главная надежда, что эта книжка; поможет многим понять, что Россия не есть какая-то абстракция, не есть что-то однородное. Наоборот, она населена чрезвычайно большим количеством самых разнообразных и очень интересных людей, большею частью к тому же весьма симпатичных.

Глава I

Июньское утро в деревне Озеро.


В моих воспоминаниях о России центральное место занимает одно июньское утро в 1920 г. в деревне Озеро Самарской губернии. Она расположена к востоку от Волги, недалеко от азиатской границы


Рекомендуем почитать
Две недели

Расследование странных дел в городе Межанск.


Вверх тормашками в наоборот

Это история о попаданке Дашке — пятнадцатилетней девчонке. Пошла она мусор выкинуть и, свалившись в мусорный бак, попала в другой мир. Зеосс — мир яркий и сказочный, со своими тайнами, героями и злодеями, необычными животными, растениями, расами. Книга не совсем сказка. Я бы хотела называть её феерией, но всё же это фэнтези. Как говорится, не нужно усложнять уже давно придуманное. Планируется два увесистых тома, один из которых выкладываю в надежде найти своего читателя. Здесь нет «взрослых» сцен, но есть место любви, искренности, преданности, дружбе, всевозможным заворотам и поворотам в сюжете.


Именно так умерла Рябушинская

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Акция устрашения

Кровавый Али — так называют главаря чеченских бандитов, за которым уже не один год охотятся российские спецслужбы. Для того чтобы уничтожить Али Асханова, к границе с Чечней выдвигается особый отряд спецназа под командованием полковника Калинина. Захватив колонну с оружием, чеченский полевой командир сам навел на себя спецназовцев — стало понятно, что Асханов готовит крупномасштабную акцию. Остается узнать, где она произойдет, а затем нанести упреждающий удар, который должен навсегда прервать кровавый путь бандитского главаря…Ранее книга выходила под названием «Упреждающая акция».


Жизнь и анекдот Надежды Тэффи

Биографический очерк, напечатанный в «Независимой газете», 08.06.2006 О грустной жизни весёлой писательницы, Тэффи, «королевы русского юмора». Тэффи (Надежда Александровна Лохвицкая, по мужу — Бучинская, 1872 — 1952) — русская писательница и поэтесса, автор юмористических рассказов, стихов, фельетонов, сотрудник знаменитых юмористических журналов «Сатирикон» и «Новый Сатирикон», мемуаристка и переводчица, белоэмигрантка… Она прожила долгую жизнь. При ней свершились три русские революции и две мировые войны.


Октябрьские дни в Сокольническом районе

В книге собраны воспоминания революционеров, принимавших участие в московском восстании 1917 года.


Интервью

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Дневник

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Тарантино

«Когда я работаю над фильмом, я хочу чтобы он стал для меня всем; чтобы я был готов умереть ради него». Имя Квентина Тарантино знакомо без преувеличения каждому. Кто-то знает его, как талантливейшего создателя «Криминального чтива» и «Бешеных псов»; кто-то слышал про то, что лучшая часть его фильмов (во всем кинематографе) – это диалоги; кому-то рассказывали, что это тот самый человек, который убил Гитлера и освободил Джанго. Бешеные псы. Криминальное чтиво. Убить Билла, Бесславные ублюдки, Джанго Освобожденный – мог ли вообразить паренек, работающий в кинопрокате и тратящий на просмотр фильмов все свое время, что много лет спустя он снимет фильмы, которые полюбятся миллионам зрителей и критиков? Представлял ли он, что каждый его новый фильм будет становиться сенсацией, а сам он станет уважаемым членом киносообщества? Вряд ли юный Квентин Тарантино думал обо всем этом, движимый желанием снимать кино, он просто взял камеру и снял его.


Все правители Москвы. 1917–2017

Эта книга о тех, кому выпала судьба быть первыми лицами московской власти в течение ХХ века — такого отчаянного, такого напряженного, такого непростого в мировой истории, в истории России и, конечно, в истории непревзойденной ее столицы — городе Москве. Авторы книги — историки, писатели и журналисты, опираясь на архивные документы, свидетельства современников, материалы из семейных архивов, дневниковые записи, стремятся восстановить в жизнеописаниях своих героев забытые эпизоды их биографий, обновить память об их делах на благо Москвы и москвичам.