Триады бардов

Триады бардов

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Философия
Серии: -
Всего страниц: 4
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Триады бардов читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Приводя ниже триады ирландских бардов, необходимо сказать несколько слов об их авторах и о том племени, среди которого они появились. Племя это — племя кельтов. Редко о ко так много писали и так мало знали бы, отчасти объясняется крайней скудостью исторических документов, а главное, тем, что и начало их истории теряется во мраке времен.

Кое-какие данные указывают, что кельты впервые появляются в Малой Азии, откуда переправляются к северу Черного моря. В галатах, которым впоследствии писал Апостол Павел, некоторые исследователи склонны видеть их остатки.

Отнюдь ничего не утверждая, за отсутствием серьезных научных данных, можно всей-таки предположить, что кельтские народы не были абсолютно чужды тем племенам, из которых впоследствии на юге нынешней России образовалось и наше государство. Как бы то ни было, близкое их соприкосновение со скифами несомненно. Диодор Сицилийский (I век) прямо на это указывает. «Галльские народности, — пишет он, — наиболее удаляются к северу и соседние скифы так свирепы, что они пожирают людей; то же рассказывают и относительно бретонцев, населяющих остров Ирин (Ирландию).»

«Слава об их храбрости и варварстве установилась издавна, ибо под именем киммерийцев они в прежние времена опустошили Азию. Это они взяли Рим, разрушили храм в Дельфах, подчинили дани большую часть Европы и Азии, и в Азии, овлаев землею побежденных, образовали смешанное племя галлогреков»[1] Действительно, некоторые обычаи киммерийцев, этих древних жителей Крыма, представляют, по мнению Тьери, странное сходство с тем, что практиковалось у балтийских кимвров и галлов. К числу этих обычаев он относит гадания по внутренностям человеческих жертв, а также любовь окружать свои жилища головами убитых врагов, натыканными на шесты,[2] наконец благородные брились, сохраняя лишь длинные усы и предоставляя ношение бороды одним простолюдинам. Можно еще найти несколько кельтских слов, как gora — высокое место (русск. гора), liun, leun — одеяло, плащ (русск. лень), которые с полным основанием могут дать повод к некоторым сближениям и на почве языковедения. Но, повторяю, эти сближения не выходят из сферы догадок, ожидющих подтверждения от серьезного научного еруда, специальнооо им посвященного. Пока же имеются только исторические следы, что часть кельтов около 631 г. до Р. Х. с равнин Днестра были отброшены скифами к Дунаю и Рейну. Встречают их и у Балтийского моря, у моря Немецкого и, наконец, в нынешней Ирландии и Франции, тогдашней Галлии, гда застает их Цезарь.

Конечно, подобные передвижения не были единичными, и часто новые пришельцы заставали на завоевываемых местах более древние, но все же родственные племена.

По свидетельству Амьена Марцеллина, «друиды утверждают, что часть населения Галлии была местного происхождения, другая прибыла из отдаленных островов и Зарейнских стран, будучи сдвинутой со своих мест частыми войнами и наводнениями Океана» (Amm.Marcel. XV g.). Этими обстоятельствами следует об1яснить и крайне разнообразные свидетельства относительно многих обычаев, взглядов и, наконец, самой религии кельтов, первоначальная идея которой, по общему закону, подвергалась неоднократному искажению и вырождению, доходящему до полного противоречия с основным принципои — явление повторяющееся и в наши дни. За примерами ходить недалеко: стоит для этого хотя бы сопоставить высокое учение, изложенное в триадах, с ужасными обрядами, совершившимися у кельтов и в особенности с человеческими жертвоприношениями6 когда жертва распиналась, убивалась стрелами, или с ночными вакханалиями, когда жрицы, совершенно нагие и выкрашеные в красный цвет, передавались всяким неистовствам с пылающими факелами в руках[3]

Нас, конечно, интересуют не эти искаженияя, а то зерно истины, которое горит ярким пламенем в чистом учении бардов, переднным им от друидов.

Кто же были эти таинственные барды? Барды, евбаги и друиды составляли три ступени в духовной иерархии кельтов. Высшая власть принадлежала друидам. Они были главными руководителями, духовными учителями, хранителями тайного учения. Им же принадлежало и первоначальное воспитание мальчиков, из которых и выбирались достойные для пополнения их собственных рядов после долгого, чуть ли не двадцатилетнего искуса, проведенного в изучении наизусть тайн вековой мудрости и знания друидов. Служители внешнего культа носили имя евбагов. Это они выполняли обряды, приносили жертвы, занимались гаданьем; иногда же6 под именем «филе», исполняли обязанности судей. Третьим звеном великого братства были барды — эти мудрые поэты-певцы, глашатаи истины, рыцари правды и добра, вдохновляющие героев на великие подвиги и, в век жестокости и насилия, провозглашающие принципы мира и любви. Роль этих певцов была огромна, как и то уважение, которым они по справедливости пользовались. Многие из королей с гордостью носили это почетное звание.

Существуют предания о том, как враждующие станы, готовые уже к сражению, при звуке девятиструнной лиры именитого певцабарда складывали свое оружие и, прослушав песню, из врагов превращались в друзей. Проще говоря, барды были апостолами учения друидов, живым мостом между скрытыми в дубовых рощах и молчаливыми созерцателями тайн и шумной, вечно тревожной массой народа. В чем заключалось это учение я не стану передавать. Это лучше меня сделает прилагаемый подлинник. Укажу только на одну особенность, которая могла бы ускользнуть от недостаточно внимательного читателя.


Рекомендуем почитать

Разговор о погоде

Рассказ о молдавском селе первых послевоенных лет, 50-х и 60-х годов нашего столетия.


Чакры

Ч. Ледбитер (1927): «О чакрах написано много, но вся литература, в основном, на санскрите или на некоторых индийских диалектах. Только совсем недавно о них стали появляться редкие англоязычные сведения. Сам я упоминал о них примерно в 1910 году в книге „Внутренняя жизнь“. После этого была издана чудесная книга Джона Вудроффа „Змеиная сила“ и появились переводы некоторых других индийских книг. ...иллюстрации нашей книги являются первой попыткой показать истинный вид чакр, в котором они предстают перед теми, кто способен их увидеть.


Фоторобот

В лесу найден обнаженный труп красивой молодой девушки лет восемнадцати. Тело покрыто следами от укусов, царапинами, вырваны пряди волос. Жертва была сначала задушена, а потом изнасилована. Как она попала в лес и кто убийца?…


Символика эстетических начал

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Государственность и религия

В своей статье Лев Тихомиров говорит о важности взаимодействия государства с религиозными организациями, о нравственности и бездуховности, об "автономных" личностях, которые способны только разрушать."Для современной государственности, подрываемой все возрастающей нравственной расшатанностью людей, теперь все более настоятельным становится вспомнить вопрос об установке правильного, искреннего отношения государства к Церкви. Задача для государства состоит в том, чтобы дать Церкви самостоятельность, возможность быть такой организацией, какой она должна быть по своим законам, и при этом остаться с нею в союзе".


Ad fontes!

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Христианская философия как проблема для себя самой

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Цикл бесед Джидду Кришнамурти с профессором Аланом Андерсоном. Сан Диего, Калифорния, 1974 год

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Гёдель, Эшер, Бах: эта бесконечная гирлянда

Не часто приходится держать в руках книгу, которая открывает новые миры, в которой сочетаются глубина мысли и блестящая языковая игра; книгу, которой удалось совместить ничем на первый взгляд не связанные сложные области знания.Выдающийся американский ученый изобретает остроумные диалоги, обращается к знаменитым парадоксам пространства и времени, находит параллели между картинами Эшера, музыкой Баха и такими разными дисциплинами, как физика, математика, логика, биология, нейрофизиология, психология и дзен-буддизм.Автор размышляет над одной из величайших тайн современной науки: каким образом человеческое мышление пытается постичь самое себя.