Прозрение

Прозрение

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Биографии и мемуары
Серии: -
Всего страниц: 126
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Прозрение читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Бурцев Михаил Иванович

Прозрение

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор воспоминаний в период Великой Отечественной войны возглавлял отдел (с августа 1944 года управление спецпропаганды) Главного политического управления Красной Армии. Он рассказывает о малоизвестных событиях войны, о том, как происходила борьба за прозрение солдат и офицеров вражеских армий. В книге показаны подвиги советских бойцов, командиров и политработников, а также немецких, венгерских, румынских, итальянских антифашистов, чьи действия вливались в общую освободительную борьбу народов против гитлеровской тирании.

С о д е р ж а н и е

Глава первая. Накануне

На берегах Халхин-Гола

Чему учит опыт

В воздухе пахнет грозой

Глава вторая. Начало

Первый день, первая листовка

Бюро военно-политической пропаганды

На переднем крае

Кто он, наш враг?

Опираясь на антифашистов

Глава третья. Страда

"Прощай, Москва, долой Гитлера!"

Разоблачая ложь и клевету

Признание врага

Чтобы повысить эффективность

Антифашистская школа

Идеологическая борьба совершенствуется

Глава четвертая. Перелом

На Сталинградском фронте

"За массовый плен и организованную капитуляцию!"

На вооружении опыт Сталинграда

Несрезанная дуга

В боевом содружестве

Глава пятая. На запад!

"Слишком туго натянутая тетива"

От "Севера" до "Юга"

Разгром группы армий "Центр"

За пограничными столбами

Удары на флангах

На трех фронтах

Глава шестая. Победа!

Борьба за капитуляцию крепостей

На улицах Берлина

На завершающем этапе

В первые дни мира

Примечания

Посвящается мужественным бойцам особого, идеологического фронта - всем тем, кто в ходе вооруженной борьбы помогал обманутым солдатам империалистических армий обрести правду.

Автор

Глава первая.

Накануне

На берегах Халхин-Гола

4 июня 1939 года я вел очередную консультацию со слушателями командного факультета Военной академии механизации и моторизации РККА назавтра им предстоял экзамен. Разговор шел о мировом рабочем движении, о борьбе с силами реакции и войны - тема эта была близка танкистам: добровольцами они сражались в составе интернациональных бригад в республиканской Испании, на груди у каждого - ордена. Будущие выпускники, они восхищали широтой кругозора и самостоятельностью суждений. Нашу беседу неожиданно прервал дежурный: меня вызывали в политотдел академии. Начальник политотдела сообщил, что мне надлежит незамедлительно явиться к начальнику политического управления РККА.

- Не знаете зачем? - вырвалось у меня.

- Там скажут.

В приемной начальника политуправления уже находились знакомые мне политработники - преподаватели военных академий. Ждать пришлось недолго. Тяжелые двери раскрылись, и адъютант пригласил нас войти. В просторном, Отделанном под мрамор кабинете, у большого окна, стоял армейский комиссар 1 ранга Л. З. Мехлис. Был он роста среднего, но с крупным, хмурым, скорее даже мрачным лицом - несколько смягчала его широкая седая прядь в иссиня-черных волосах; из-под сурово нависших, кустистых бровей на нас внимательно смотрели выпуклые темные глаза.

Предложив нам сесть, армейский комиссар взял указку и повернулся к висевшей на стене политической карте мира:

- Япония нарушила границы дружественной нам Монголии, в районе Халхин-Гола идут бои.

Мы замерли: в нашей печати об этих событиях еще не сообщалось.

- Видимо, это не эпизод, - продолжал Л. З. Мехлис, - не просто провокация, не пограничный конфликт. В боевых действиях участвуют воинские части японской армии, дислоцированной в Маньчжурии. Самолеты бомбят позиции и тылы советско-монгольских войск.

Армейский комиссар дал понять, что для обуздания агрессора по указанию Советского правительства принимаются соответствующие меры. Политическое управление, сообщил он, посылает в 57-й особый стрелковый корпус, действующий в районе Халхин-Гола, группу политработников-пропагандистов. Перёд нами ставилась задача - словом и личным примером всемерно повышать боеспособность частей корпуса и одновременно революционной агитацией подрывать морально-политическую и боевую мощь противника. Дополнительные указания мы должны были получить на месте, в политотделе корпуса.

Л. З. Мехлис предложил нам выехать в этот же день в 14.00.

- Может быть, кто-то по тем или иным причинам не в состоянии ехать? спросил он. Все молчали. - В таком случае желаю успеха.

* * *

Покидая политуправление, я думал о предстоящей дальней дороге, о встрече с братской Монголией, о сражениях, о том, что вернусь с боевым опытом.

Правда, сверлила мысль о семье - жена оставалась в Москве одна, больная, с двумя маленькими ребятишками на руках. Она работала в коллекторе научных библиотек. Впрочем, полагал я, командировка не затянется: советские войска в содружестве с монгольской Народно-революционной армией быстро приведут в чувство захватчиков... И я даже возгордился от сознания того, что в числе первых из молодых преподавателей академии еду на фронт.

Под стук вагонных колес нахлынули воспоминания о прожитом, о родном рабочем крае{1}. В размышлениях, в чтении наспех подобранных перед отъездом книг о Монголии и Японии промелькнули незаметно семь дорожных суток. На станции Борзя закончился наш железнодорожный путь. Далее мы следовали на автомашинах в Тамцак-Булак, где располагался политотдел 57-го особого стрелкового корпуса. Здесь уже было до 40 прикомандированных политработников, всего же ожидалось около 300. - На следующий же день - 22 июня - начальник политотдела корпуса батальонный комиссар С. И. Мельников собрал нас на совещание.


Рекомендуем почитать
Замок в ущелье

В книгу вошли романы «Поверженные барьеры» и «Замок в ущелье», объединенные темой страсти, любви и борьбы за счастье.


Под жарким солнцем Акапулько

Голубоглазый блондин Дэвид Бакли и страстная брюнетка Линн Уильямс влюбились друг в друга с первого взгляда и тут же начали ссориться. Устав от их постоянных конфликтов, дядя Линн Карл Корнблум придумал страшное наказание — после каждой ссоры строптивая парочка должна отправляться… в романтическое путешествие! Но, когда тебе разрешают выпустить пар, желание устроить скандал куда-то исчезает…


Кино

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Как слон Носов свинью Колбаскину полюбил

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Коррупция при дворе Короля-Солнце. Взлет и падение Никола Фуке

Книга представляет собой захватывающую историю взлета и падения главы финансового ведомства двора Людовика XIV – Никола Фуке. Тщательное и захватывающее биографическое описание одного из самых успешных министров двора, ученика и правой руки кардинала Мазарини строится на многочисленных исторических источниках. Книга повествует о коррупционных механизмах, существовавших во Франции при попустительстве государства; о том, как порождение государства может стать больше, чем само государство, и о становлении независимой судебной системы в дореволюционной Франции.Книга адресована историкам, юристам, политологам, а также всем любителям истории Франции.


От Самары до Сиэттла

Воспоминания министра продовольствия и снабжения в Правительстве Верховного правителя России адмирала А.В.Колчака, последнего председателя Самарского биржевого комитета, сына Самарского городского головы.Книга Неклютина - ценный источник информации по истории г.Самары и его жителей конца XIX - начала XX вв., предреволюционных событий и гражданской войны. Воспоминания будут интересны не только профессиональным историкам, но и всем любителям истории России.


Сталин и литература

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


История с Живаго. Лара для господина Пастернака

Удивительная история последней любви Бориса Пастернака, написанная специально для кино. Книга, которая перевернет и заставит изменить взгляды на многие факты биографии великого поэта. Блистательные диалоги и неожиданные повороты судьбы держат в напряжении читателя с первой строки и до последней страницы. На основе рассказов музы Бориса Пастернака Ольги Ивинской и воспоминаний друзей из ее близкого окружения. Анатолий Бальчев (kipa jazz) – легендарный персонаж богемной Москвы 60–80-х годов ушедшего века, музыкант, композитор, режиссер.«Прочитал… Любопытно… От Кипы я такого не ожидал».«Уверен, что «История с Живаго» заставит читателя нашего расчетливо-бездушного времени сопереживать бескорыстной и трагической любви великого Поэта и его Музы, которых не смогли сломать ни государственная «машина», ни общественная травля».


День в раскольническом скиту

Основу книги составляет рассказ православного священника Огибенина Макария Мартиновича о посещении им раскольнического скита в Пермской губернии. С особым колоритом автор описывает быт старообрядцев конца XIX века.Текст подготовлен на основе оригинального издания, вышедшего в Санкт-Петербурге в 1902 году.Также в книгу включён биографический очерк «Исполнил клятву Богу…», написанный внучкой автора Татьяной Огибениной. В качестве иллюстраций использованы фотографии из семейного архива Огибениных.Адресовано краеведам, исследователям истории и быта староверов и всем, кому интересна история горнозаводского Урала.


Гоголь и среда пребывания

Книга о православном Гоголе и о его православных друзьях: А. П. Толстом, обер-прокуроре Синода; о митрополите Московском Филарете; оптинских старцах Макарии и Амвросии; также о художнике А. А. Иванове, авторе картины «Явление Христа народу»; кратко об отце Матфее Константиновском.