Берман против Макаренко

Берман против Макаренко

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Биографии и мемуары
Серии: -
Всего страниц: 4
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Берман против Макаренко читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Берман против Макаренко

См. в файле BERMN84V.CK7 Берман>

См. и в файле MAK-GPU4.J36

Данные к тезе: "Болшево - не идеал для Макаренко" приведены в файле KOMMN725.TEZ (там где и много-много о коммуне).

Берман против Мака и обратно. Часть 1.

Из архива выпускника Коммуны им. Дзержинского Ивана Игнатовича Яценко. Hиже публикуемые 4 машинописных листка отдала мне его дочь - Галина Ивановна. Она нашла эти листки лишь через год после смерти Ивана Игнатовича, а до этого ничего о них не знала и от отца ничего о них и о их содержании не слышала.

Сам Иван Игнатович при прежних наших с ним беседах никогда об этих лисках не упоминал.

Четыре машинописные странички, без "выходных данных", то есть без даты, без подписи, без указания адреса и фамилии.

-

В гостях у Вениамина Соломоновича Бермана. Рассказ учителя школы-интерната N 2 (ZT. ? какого населенного пункта ? не указано) Радия Исааковича (ZT. фамилия не указана).

Летом 1955 года я отправился в Харьков, где у меня есть родные, с тем, чтобы повидать бывших колонистов и коммунаров Антона Семеновича Макаренко, произведения которого произвели на меня неизгладимое впечатление. Первым делом в Харькове я пошел в Гороно для розысков интересовавших меня адрессов. И сразу же пришел в недоумение. В Гороно мне не смогли дать никаких сведений, и, - что меня тоже немало удивило, - почувствовалось полное отсутствие интереса к Макаренко,

?????????????????? ? там даже удивились, почему я так ? заинтересовался личностью Макаренко. ??????????????

Когда в Гороно все же убедились, что я настаиваю на сообщении мне сведений о тех, кто знал Макаренко, меня направили в Облоно. Здесь заведующим сектором детдомов был некий Сердюк. Когда я высказал свою просьбу, я точь-в-точь встретил тот же прием, что и в гороно, то же недоумение, та же скрытая враждебность и то же ханжество.

С одной стороны цитаты из Макаренко в докладах, на конференциях, стенограммах, которые мне дали по моей просьбе, с другой стороны не считали нужным скрывать неприязненные взгляды при одном упоминании имени Макаренко.

Через пять минут мне тов. Сердюк уже предлагал познакомиться с харьковскими детдомами, которые по мнению Сердюка были не менее интересны, чем Коммуна им. Дзержинского.

К счастью мой дядя в Харькове был знаком с работником завода N 211. Этот работник посоветовал мне сходить в завком завода. В завкоме выслушали мою просьбу, сказали, что в заводе работает начальником цеха бывший коммунар Землянский,

?????????????????????????????????????????????? ? ZT. Мак никогда не называл прототипы точными ? именами, и если на заводе был Землянский, то ? это однофамилец-самозванец, а не тот ? Землянский, что в произведениях Мака. Был даже ? реальный Герой Советского Союза, который на ? одной встрече с молодыми был по ошибке ? представлен как выпускник Мака, и потом по ? инерцыи так и остался "выпускником Мака". Hадо ? по воспоминаниям выяснить, где работал и жил ? реальный прототип маковского "Землянского" ???????????????????????????????????????????

Лазарев Леонид Сергеевич, воспит Макаренко, 480042 Алма-Ата ул. Обручева 35 кв.119. В 1986 он составил список сотрудников и воспитанников коммуны им. Дзержинского и рассылал с просьбой дополнить и уточнить. Список есть в музее Макаренко в Москве. По этому списку в коммуне было 2 Землянских: Вася и Алеша (а Ивановых - так 5 чел). Макаренко упоминает Алешу. А этот мог быть именно Васей,

но на лице работницы завкома появилась насмешливая улыбка, когда я попросил устроить мне свидание с Землянским. Беседа с Землянским длилась не более семи минут. Землянский меня сильно разочаровал, я никак не мог себе представить, что это тот самый человек, которому Макаренко во "Флагах на башнях" поставил такой замечательный памятник. Землянский сказал мне, что завод сейчас выполняет срочное задание, поэтому он со мною не может много говорить, но все же он предложил мне подождать, когда кончится рабочий день, - ждать осталось около часу, - с тем чтобы мне сделать дальнейшее сообщение о Макаренко по дороге домой. Когда он вышел, мне работница завкома предложила позвонить по телефону к бывшему директору завода тов. Берману Вениамину Соломоновичу, который знал Коммуну и принял ее после ухода Макаренко. Я позвонил, и тов. Берман выразил по телефону согласие на встречу и предложил мне притти к нему через час.

?????????????????????????????????????????????????????? ? ZT. Продолжение разговора с Землянским тоже должно ? было быть через час; очевидно вспоминающий предпочел ? _не_ ждать этот час, а отправиться к Берману. Больше в ? машинописи о Землянском ни слова. ВОПРОС О ЗЕМЛЯHСКОМ ? ТРЕБУЕТ С МОЕЙ СТОРОHЫ ОТДЕЛЬHОГО ИССЛЕДОВАHИЯ, И ? ЗДЕСЬ РАССМАТРИВАТЬСЯ HЕ БУДЕТ. Замечу только еще раз, ? что Макаренко _никогда_ не именовал персонажей полной ? фамилией прототипа. Калабалин у него Карабанов, и т.д. ? Упомянутый тут Землянский - скорее всего так сказать ? "сын лейтенанта Шмидта". ? ? ZT. Со временем посмотреть: Жданко О. Те, о ком ? писал Макаренко: Г.В. Камышанский, А.H. ? Землянский, Е.Ф. Григорович // Москва ? 1957,8:84-90. ??????????????? Берман против Мака и обратно. Часть 2. Он (ZT. Берман) сам мне открыл дверь. Это был старик за 60 лет, не бодрый уже, крупный, полный, но не очень. Залаяли два мопсика, и вскоре я оказался в его кабинете, небольшом, но с претензией на уют. Hа полу была разложена шкура белого медведя, на ней огромная раковина, величиной с небольшой стол, по трем стенам шли стелажи с рядами книг, на столе была открыта "Энеида" Виргилия. Кругом на разных столах были разложены всевозможные сувениры и подарки от заводов, как мне пояснил хозяин. Hельзя было сказать, чтобы в кабинете был идеальный порядок.


Рекомендуем почитать
Дорога оружия

Миром, пережившим Погибель, правит новый бог, и имя его – Оружие. Ему молятся и его проклинают, перед ним склоняются, и приносят ему кровавые жертвы. Йоля выросла в Харькове, городе оружейников. Она знает о новом боге все и не боится его.Бывшая воровка, а ныне вольная бродяга Пустоши, она пойдет по дороге, указанной Оружием, и убьет страх, в каком бы облике он ни предстал перед ней. Тот, кто выбрал дорогу Оружия, должен быть смелым.


Вертикаль. Как работает система Путина

Алексей Анатольевич Кунгуров — политтехнолог и журналист, автор известных книг «Киевской Руси не было», «Будет ли революция в России?», «Феномен Собянина» и других.В книге, представленной вашему вниманию, Алексей Кунгуров исследует «вертикаль Владимира Путина», то есть систему власти, созданную в России в последние десять лет. Как она работает, насколько эффективна, есть ли у нее будущее — на эти вопросы отвечает автор, подкрепляя свои выводы примерами из текущей политической обстановки.


Рыбалка (2)

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Русский балет

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


От шелка до кремния. 10 лидеров, которые объединили мир

Эта книга о глобализации и о лидерстве. Она о том, что человек, как бы ни были малы его шансы на успех, способен трансформировать окружающий его мир. Каждый из ее героев был основателем эпохи в мировой истории. Каждый сыграл огромную роль в истории своего народа и мира в целом. Все вместе они объединили и тесно переплели мир, сделав его таким, каким мы видим и знаем его сегодня.Книга рассказывает, как им это удалось, какими качествами они обладали, что именно делали, какими принципами руководствовались при принятии решений, как распознали подходящий для глобальных преобразований момент и может ли их опыт помочь нам в решении актуальных экономических и политических проблем.


Чудное мгновенье. Дневник музы Пушкина

Имя Анны Петровны Керн обессмертил Пушкин своим лирическим шедевром «Я помню чудное мгновенье». Общество этой незаурядной, редкого обаяния женщины любили Пушкин и Глинка, Дельвиг и Веневитинов… Какой она была, реальная Анна Керн, из рода состоятельного чиновного дворянства, в замужестве Маркова-Виноградская? Каким она видела боготворившего ее русского гения? Какие чудные мгновенья испытала в жизни, не всегда благосклонной к ней? Как нельзя лучше об этом свидетельствуют страницы ее собственных воспоминаний и дневников, которые читаются как увлекательный роман.


Самоубийцы

Эта книга — серия портретов писателей советской поры: Михаила Булгакова и Михаила Зощенко, Александра Фадеева и Юрия Олеши, Сергея Михалкова и Александра Твардовского, Валентина Катаева и Николая Эрдмана. Портреты — разные: есть обстоятельно писанные маслом, есть летучие графические зарисовки, есть и то, что можно счесть шаржем. И в то же время это — коллективный портрет, чьи черты дают представление о некоем общем явлении, именуемом «советский писатель». Или — «советский интеллигент». В книге рассмотрены сугубо отдельные, индивидуальные судьбы.


Власть в тротиловом эквиваленте. Полная версия

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Художники во Франции во время оккупации. Ван Донген, Пикассо, Утрилло, Майоль, Вламинк...

Впервые на русском языке изданы уникальные воспоминания офицера немецкой Propagandastaffel (Службы пропаганды), в годы Второй мировой войны находившегося в оккупированном Париже.Вернера Ланге по праву называли «самым симпатичным оккупантом». Вынужденный по долгу службы контролировать французских художников и галеристов, Ланге всегда помогал им, а некоторым даже спас жизнь. Тесная дружба связывала его с Майолем, Вламинком, Дереном и другими знаменитыми французскими художниками.Werner LangeLes artist en France sous l’OccupationVan Dongen, Picasso, Utrillo, Maillot, Vlamink...


Одинокое сердце поэта

К 75-летию со дня рождения А. Т. Прасолова (1930—1972)Книга издана при финансовой поддержке администрации Воронежской областиКнига Виктора Будакова «Одинокое сердце поэта» — первое наиболее обстоятельное и серьезное лирико-биографическое повествование-исследование о жизненном и творческом пути русского поэта, уроженца воронежской земли Алексея Прасолова.В книге широко представлены документальные свидетельства, географические, событийные, исторические реалии. Образ поэта и его строки даны в контексте отечественной поэзии и истории.Повесть «Одинокое сердце поэта», опубликованная сначала в газете «Воронежский курьер», затем в столичном издании «Роман-журнал.