Слышу! Иду!

Слышу! Иду!

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Научная фантастика
Серии: -
Всего страниц: 19
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Слышу! Иду! читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Феликс Дымов

(Ленинград)

"Слышу! Иду!"

Повесть

1

Это движение не давалось ему все утро. Он уже знал, как его подать, выправил поворот тела, излом плеч, выгиб шеи, уже принял и мысленно примерил последний - как бы неосознанный и ненужный - шажок по сцене, а рука все еще была не на месте. Это злило его, заставляло без передышки мотаться по каким-то проулочкам и тупичкам и представлять, представлять, представлять...

Черт возьми, да ведь не новое ж это движение! Оп же играл подобное тысячу раз. Прямо из классика: "Рука согнута, как жизнь свадьбой..." Подсказывает умный человек, пользуйся! Так нет. Мешает что-то. Не вписывается. Фальшивит... Может, у других актеров как-нибудь иначе, может, им все по наитию, само собой, а он каждый раз вот так. По проулочкам и тупичкам...

Рука согнута, как жизнь... Жизнь согнута, как рука... Ведь ключевой, поворотный момент...

А все моменты в жизни поворотные. Ни один не растянешь, не повторишь. Ни один не переступишь.

Откровенно говоря, роль ему не нравилась. Впрочем, к этому он привык: за годы славы едва ли четыре, от силы пять ролей взяли за живое. К остальным он приспосабливался, насильно вползал в них и так умело потом вживался, что и сам переставал замечать, как искривлена и выкручена его актерская натура - рано или поздно разнашиваешь, перестаешь замечать тесную обувь или неудачно сшитый костюм. Что же касается зрителей, режиссеров, критики, тут вопроса не возникало: талант и инерция успеха завораживали всех. А если все наперебой твердят "единственный и неповторимый", ты и сам когда-нибудь в это поверишь. В такое ведь так легко и приятно верится!

Рука согнута... Тьфу, зациклился. Стареет, что ли? Еще пять лет назад это сценическое движение родилось бы без напряжения, между прочим. И рождалось. И он играл, тысячу раз играл, мог бы и повториться, - никто не заметит. Чего особенного в этой роли, чтоб так из-за нее конаться? Простенькая, гладенькая, какие больше всего и нравятся, и удаются ему последнее время... Вряд ли, не обольщайся, роль не хуже тех, что удавались тебе раньше. И автор не без искры, хотя и не Шекспир, и идея такая нужная, правильная. И если все-таки копаешься, то дело в тебе самом, великий актер современности Моричев! Да-да-да, не отмахивайся, не рдей, именно в тебе, Гельвис Федрович, перед собой-то чего рисоваться? За все хватаешься, суетишься. Жадность в тебе какая-то - успеть, доиграть, допрославиться. А это все труднее дается, все тяжелей в несвое втискиваться...

В глаза ударил солнечный зайчик. Моричев потер лоб, огляделся. Блуждания наугад забросили его к площади Трех Полководцев. Чугунные всадники дружно взирали за реку, на Соловьевский сад. Слева тянулось стоколонное здание Манежа. Спереди высился двадцатидвухглавый Византийский собор в полыхающих маковках. Пешеходные ярусы были полны и многоголосы. Скоростной лентой деловито летели на работу корабелы. По прогулочной дорожке текли отдыхающие. Сейчас корабелы устремятся вдоль набережной к заводу, а гуляющие, обогнув площадь, уплывут на обзорную галерею собора... Один-другой виток - и город проявится из дымки, как в кино...

Себя Моричев не причислял ни к торопыгам, ни к отдыхающим, ни к тем, третьим, кого не разглядеть сейчас за витринами магазинов, кафе, салонов красоты. Лично он не любовался городом, не беседовал с приятелями, не спешил по делу - просто он работал на ходу. Невозможно сказать, когда это вошло в привычку. В тот, самый первый, раз все вышло настолько случайно, что без улыбки об этом не вспомнить...

В юности все хочешь и все можешь. А он вдруг - уже после того, как примелькался зрителям, - не смог. То есть сам для себя решил, что не смог: не получалось задумчивое потирание небритой щекой о приподнятое плечо. "Ты бы, старик, что другое приискал для творческих мук! - выпалил режиссер, которому до зубной боли надоело нытье способного мальчика. - Ступай лучше на улицу, подыши свежим воздухом..."

Гельвис, помнится, страшно обиделся. Целых полчаса он даже намеревался бросить театр. Зато пролетев единым духом полгорода, утыкаясь время от времени носом то в чудом уцелевший, оберегаемый жителями верстовый столб, торчащий почему-то из клумбы посреди двора, то в зябнущий на влажном северном ветру платан, в гладкую кору которого кто-то вживил мелкими выпуклыми буковками строку известного стихотворения: "Прохожий, я тебя люблю!", то просто в рисунок мелом на тротуаре - ровные классы, "Котел", "Вода", "Прыгайте, детки, не заденьте клетки, кто на линию шагнет, потеряет целый год!" (Сколько раз замечал: взрослые стараются не задеть ногой линии классов, будто по-прежнему боятся проиграть свое маленькое ежедневное сражение со временем!), - он неожиданно нашел недающееся движение. Вести щекой надо так, чтоб будто скрип щетины слышался, чтоб зрителю становилось колко...

И еще одно открытие сделал для себя Моричев во время той прогулки: прав, конечно, режиссер, мало кто распознает мастера в пустяшной роли. Но прав и он, Моричев: играть (впрочем, что там играть - жить!) надо так, чтобы прежде всего самому себе не саднило совесть от невидимых компромиссов - тогда придет уверенность, что можешь, что в силах, что работаешь по самому большому счету... Именно тогда Гельвис понял: пробьется, не затеряется на сцене среди малозаметных, заурядных, зачастую уже переживших свой успех...


Еще от автора Феликс Дымов
Мой сосед

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Прогулка

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Эриния

ДЫМОВ Феликс Яковлевич.Родился в 1937 году. Окончил Ленинградский механический институт, работал инженером-механиком. Член профкома литераторов. Печатается в периодике, в сборниках с 1968 года, переведен на чешский, болгарский, венгерский языки. Живет в Ленинграде.


Школа

До войны в маленьком селе Дыницы была потроена новая школа. Вскоре выяснилось, что это не просто обычное двухэтажное здание…


Капитан звездного океана

В этом сборнике представлены произведения писателей-фантастов — членов Всесоюзного творческого объединения при ИПО ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Своей остросюжетностью, романтической верой в светлые стороны человеческой натуры они будут особенно интересны для юного читателя.Содержание:Юрий Медведев. Капитан звездного океанаЕлена Грушко. Последний чогграмТаисия Пьянкова. Онегина звездаФеликс Дымов. Аленкин астероидВиталий Пищенко. Миров двух междуСоставитель кандидат филологических наук, ответственный секретарь Совета по работе с молодыми при СП СССР Ю.


День без Смерти

Сборник фантастических повестей, рассказов, очерков, критики молодых авторов, членов Всесоюзного творческого объединения молодых писателей-фантастов при ИПО ЦК ВЛКСМ “Молодая гвардия”. В критический раздел вошли также статьи профессиональных писателей и критиков.СОДЕРЖАНИЕ:ПредисловиеСЕМИНАРЛеонид Кудрявцев. День без СмертиЛеонид Кудрявцев. ВыигрышВиталий Забирко. ВойнухаФеликс Дымов. ЭринияЕлена Грушко. Зимний единорогЕлена Грушко. НочьИгорь Пидоренко. Старый домМихаил Пухов. РазветвлениеЕвгений Дрозд. Тень над городомВиталий Пищенко.


Рекомендуем почитать
Рассказы

В интересных рассказах К. Д. Ушинский раскрывал перед детьми многообразие окружающего их мира, с малых лет прививал детям правильные понятия о жизни, о взаимоотношениях людей. Человек счастлив только тогда, когда он честно трудится. Ушинский писал о труде простых людей: крестьянина, кузнеца, пекаря, портного… Заставляя своих героев путешествовать, Ушинский мог в коротком рассказе показать жизнь всей России. Таков рассказ «Путешествне по Волге» (вы сможете его прочесть, когда будете старше) или рассказ «Поездка из столицы в деревню», заключающий нашу книгу.


Два плуга

В книге собраны рассказы из учебных книг великого русского педагога Константина Дмитриевича Ушинского (1824–1870). Не одно поколение русских детей училось по его книгам «Детский мир» и «Родное слово». Наши бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки читали их. А теперь настал и ваш черёд. Рассказы понравятся вам, хотя и были впервые напечатаны очень давно — более ста лет назад.


Хотим котят!

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Хома

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Реквием по червю

Писатели Ковровы (новгородский и новосибирский) не выпустят новых книг до конца 2021 года. Что явилось тому причиной? В этом рассказе вы найдете смесь из путешествий во времени, «эффекта бабочки», спасения галлинаго и много другого.


«Если», 2011 № 10 (224)

Евгений ЛУКИН. АНДРОИДЫ СРАМУ НЕ ИМУТАмериканский писатель задавался вопросом, снятся ли андроидам электрические овцы. Ну а наши люди способны на такое, что его героям и не снилось.Армин РОСЛЕР. ЛОВЦЫ…не душ, но тел, при этом понять их намерения непросто.Брэд ТОРГЕРСЕН. БРОДЯГАОн потерял отца, мать, сестренку вместе со всем населением Земли и самой Землей, оставив себе одно — надежду.Марианна ДАЙСОН. ОТПРАВИМСЯ НА ЛУНУЛюбимая забава ветхого старика — детский имитатор полетов. Никто и не предполагает, что это увлечение мистера Смита не случайно.Шон МАКМАЛЛЕН.


«Утюг»

Человечество в недалёком будущем столкнулось с неожиданной проблемой. Среди женщин появилась мода на одежду из натуральных тканей, которые в отличие от общеупотребимой синтетики, мнутся при носке. Старинные платья необходимо гладить. Гелий Биотопович, директор завода «Бытовые автоматы», задал своим инженерам задачу по разработке прибора для глаженья. Технические трудности ставят инженеров в тупик и задерживают массовое производство прибора. И тогда, проблему решила… древняя бабка Евдокия Тихоновна.


Я иду по ковру

Попытка прогуляться по тонким граням реальности. Опубликован в пятом номере журнала "1,5 Парсека".


Вслед кувырком

Два уровня восприятия… Две линии сюжета…Два мира, в которых действуют близнецы Джек и Джилл. Первый — виртуальный мир Игры, в котором идет бесконечная война между обычными людьми и их извечными противниками — мутантами, способными управлять стихиями и виртуальным пространством.Второй — реальный мир, в котором Джек и Джилл проводят лето в странном доме со своим дядей — создателем игры… Эти два мира не могут пересекаться. Игра есть игра, а реальность есть реальность. Но иногда случается невозможное. И тогда Игра и реальность переплетаются.


Полдень, XXI век, 2011 № 10

В номер включены фантастические произведения: «Кафа (Закат земли)» Геннадия Прашкевича (окончание), «Ночь в кругу семьи» Дмитрия Тихонова, «Роззи» Константина Ситникова, «Ищи меня» Натальи Анисковой и Майка Гелприна, «Без особых претензий» Сергея Соловьева, «Портал на Релагу» Федора Береснева, «Страж» Владимира Марышева.