Мария Стюарт

Мария Стюарт

Книга известного австрийского писателя Стефана Цвейга (1881-1942) «Мария Стюарт» принадлежит к числу так называемых «романтизированных биографий» - жанру, пользовавшемуся большим распространением в тридцатые годы, когда создавалось это жизнеописание шотландской королевы, и не утратившему популярности в наши дни.

Если ясное и очевидное само себя объясняет, то загадка будит творческую мысль. Вот почему исторические личности и события, окутанные дымкой загадочности, ждут все нового осмысления и поэтического истолкования. Классическим, коронным примером того неистощимого очарования загадки, какое исходит порой от исторической проблемы, должна по праву считаться жизненная трагедия Марии Стюарт (1542-1587).

Пожалуй, ни об одной женщине в истории не создана такая богатая литература - драмы, романы, биографии, дискуссии. Уже три с лишним столетия неустанно волнует она писателей, привлекает ученых, образ ее и поныне с неослабевающей силой тревожит нас, добиваясь все нового воспроизведения. Ибо все запутанное по самой природе своей тяготеет к ясности, а все темное - к свету.

Но все попытки отобразить и истолковать загадочное в жизни Марии Стюарт столь же противоречивы, сколь и многочисленны: вряд ли найдется женщина, которую бы рисовали так по-разному - то убийцей, то мученицей, то неумелой интриганкой, то святой.

Жанры: Биографии и мемуары, Классическая проза
Серия: Романизированные биографии №9
Всего страниц: 127
ISBN: -
Год издания: 1991
Формат: Полный

Мария Стюарт читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Вступление

Если ясное и очевидное само себя объясняет, то загадка будит творческую мысль. Вот почему исторические личности и события, окутанные дымкой загадочности, ждут от нас все нового осмысления и поэтического истолкования. Классическим, коронным примером того неистощимого очарования загадки, какое исходит порой от исторической проблемы, должна по праву считаться жизненная трагедия Марии Стюарт. Пожалуй, ни об одной женщине в истории не создана такая богатая литература – драмы, романы, биографии, дискуссии. Уже три с лишним столетия неустанно волнует она писателей, привлекает ученых, образ ее и поныне с неослабевающей силой тревожит нас, добиваясь все нового воспроизведения. Ибо все запутанное по самой природе своей тяготеет к ясности, а все темное – к свету.

Но все попытки отобразить и истолковать загадочное в жизни Марии Стюарт столь же противоречивы, сколь и многочисленны: вряд ли найдется женщина, которую бы рисовали так по-разному – то убийцей, то мученицей, то неумелой интриганкой, то святой. Однако разноречивость ее портретов, как ни странно, вызвана не скудостью дошедших сведений, а их смущающим изобилием. Сохранившиеся документы, протоколы, акты, письма и сообщения исчисляются тысячами – ведь что ни год, вот уже триста с лишним лет, все новые судьи, обуянные новым рвением, решают, виновна она или невиновна. Но чем добросовестнее изучаешь источники, тем с большей грустью убеждаешься в сомнительности всякого исторического свидетельства вообще (а стало быть, и изображения). Ибо ни тщательно удостоверенная давность документа, ни его архивная подлинность еще не гарантируют его надежности и человеческой правдивости. На примере Марии Стюарт, пожалуй, особенно видно, с какими чудовищными расхождениями описывается одно и то же событие в анналах современников. Каждому документально подтвержденному «да» здесь противостоит документально подтвержденное «нет», каждому обвинению – извинение. Правда так густо перемешана с ложью, а факты с выдумкой, что можно, в сущности, обосновать любую точку зрения. Если вам угодно доказать, что Мария Стюарт была причастна к убийству мужа, к вашим услугам десятки свидетельских показаний; а если вы склонны отстаивать противное, за показаниями опять-таки дело не станет: краски для любого ее портрета всегда смешиваются заранее. Когда же в сумятицу дошедших до нас сведений вторгается еще и политическое пристрастие или национальный патриотизм, искажения принимают и вовсе злостный характер. Такова уж природа человека, что, оказавшись между двумя лагерями; двумя идеями, двумя мировоззрениями, спорящими, быть или не быть, он не может устоять перед соблазном примкнуть к той или другой стороне, признать одну правой, а другую неправой, обвинить одну и воздать хвалу другой. Если же, как в данном случае, и сами авторы в большинстве своем принадлежат к одному из борющихся направлений, верований или мировоззрений, то однобокость их взглядов заранее предопределена; в общем и целом авторы-протестанты возлагают всю вину на Марию Стюарт, а католики – на Елизавету. Англичане, за редким исключением, изображают ее убийцею, а шотландцы – безвинной жертвой подлой клеветы. Особенно много споров вокруг «писем из ларца»; если одни клятвенно защищают их подлинность, то другие клятвенно ее опровергают. Словом, все до мелочей подцвечено здесь партийным пристрастием. Быть может, поэтому неангличанин и нешотландец, свободный от такой кровной зависимости и заинтересованности, более способен судить объективно и непредвзято; быть может, художнику, охваченному хоть и горячим, но не партийно-пристрастным интересом, скорее дано понять эту трагедию.

Конечно, и с его стороны было бы непростительной смелостью утверждать, будто он знает непреложную правду обо всех обстоятельствах жизни Марии Стюарт. Единственное, что ему доступно, – это некий максимум вероятности, и даже то, что он по всему своему разумению и всей совести сочтет за объективную точку зрения, неизбежно будет носить черты субъективности. Поскольку источники загрязнены, ему приходится в мутных струях искать свою правду. И так как показания современников противоречивы, он вынужден на этом процессе в каждой мелочи выбирать между свидетелями обвинения и свидетелями защиты. Но как бы ни осмотрителен был его выбор, в иных случаях он поступит всего честней, снабдив свое суждение вопросительным знаком и признав, что тот или иной эпизод в жизни Марии Стюарт остался темным, недоступным исследованию и таким, должно быть, останется навсегда.

Поэтому автор представленного здесь опыта взял себе за правило не обращаться к показаниям, исторгнутым пыткой и другими средствами запугивания и насилия: тот, кому дорога истина, не станет полагаться на вынужденные показания как на заслуживающие доверия. Точно так же и донесения шпионов и послов (в те времена понятия почти равнозначные) лишь с величайшим отбором принимаются здесь во внимание и каждый отдельный документ берется под сомнение; и если автор держится взгляда, что сонеты, а также большая часть «писем из ларца» достоверны, то пришел он к этому, тщательно взвесив все обстоятельства, а также основываясь на мотивах внутреннего характера. Повсюду; где в архивных документах сталкиваются два противоречивых утверждения, автор каждое из них возводил к его истокам и политическим мотивам, и если бывал вынужден сделать между ними выбор, всегда сообразовывался с тем, насколько данный поступок психологически созвучен характеру в целом, что и было для него конечным мерилом.


Еще от автора Стефан Цвейг
Нетерпение сердца

Литературный шедевр Стефана Цвейга — роман «Нетерпение сердца» — превосходно экранизировался мэтром французского кино Эдуаром Молинаро.Однако даже очень удачной экранизации не удалось сравниться с силой и эмоциональностью истории о безнадежной, безумной любви парализованной юной красавицы Эдит фон Кекешфальва к молодому австрийскому офицеру Антону Гофмюллеру, способному сострадать ей, понимать ее, жалеть, но не ответить ей взаимностью…


Шахматная новелла

Самобытный, сильный и искренний талант австрийского писателя Стефана Цвейга (1881–1942) давно завоевал признание и любовь читательской аудитории. Интерес к его лучшим произведениям с годами не ослабевает, а напротив, неуклонно растет, и это свидетельствует о том, что Цвейгу удалось внести свой, весьма значительный вклад в сложную и богатую художественными открытиями литературу XX века.


Письмо незнакомки

В новелле «Письмо незнакомки» Цвейг рассказывает о чистой и прекрасной женщине, всю жизнь преданно и самоотверженно любившей черствого себялюбца, который так и не понял, что он прошёл, как слепой, мимо великого чувства.Stefan Zweig. Brief einer Unbekannten. 1922.Перевод с немецкого Даниила Горфинкеля.



Новеллы

Всемирно известный австрийский писатель Стефан Цвейг (1881–1942) является замечательным новеллистом. В своих новеллах он улавливал и запечатлевал некоторые важные особенности современной ему жизни, и прежде всего разобщенности людей, которые почти не знают душевной близости. С большим мастерством он показывает страдания, внутренние переживания и чувства своих героев, которые они прячут от окружающих, словно тайну. Но, изображая сумрачную, овеянную печалью картину современного ему мира, писатель не отвергает его, — он верит, что милосердие человека к человеку может восторжествовать и облагородить жизнь.


Двадцать четыре часа из жизни женщины

Stefan Zweig. Verwirrung der Gefühle. 1927.Перевод немецкого Л. ВольфсонСтефан Цвейг. Магеллан. Америго. Новеллы. Издательство «Дружба народов». Москва. 1992.


Рекомендуем почитать
Минуя полночь

Все женщины — загадки, считает главный герой романа Гил Хаулетт, фермер из небольшого городка Колби, штат Канзас. Сможет ли он разгадать тайну Дороти Деврис, которая случайно оказалась его соседкой? Дороти — талантливый врач из Чикаго — переживает тяжелые времена, и в родной городок Гила она — приехала, чтобы залечить раны — духовные и телесные, — оставшиеся после покушения на ее жизнь, спрятаться от людей и от себя. Ответ на этот вопрос вы найдете в новом романе Мэри Кей Маккомас «Минуя полночь».


Миры Клиффорда Саймака. Книга 4

Содержание:Заповедник гоблинов, роман перевод с английского И. ГуровойИсчадия разума, роман перевод с английского О. БитоваХудожник: В.Иванов.


Претендент на ее сердце

В маленьком городишке Вэллес-Каньон, где никогда ничего не происходило, работы для шерифа Райли Хантера было мало. Так продолжалось до тех пор, пока здесь не появилась зеленоглазая красавица, которую разыскивала полиция штата Оклахома.


Как заарканить миллионера

Имя Лорен Грабл-Монро, автора скандально известной книги «Как заарканить миллионера», известно всей Америке. Для одних она — кумир, для других — бесстыжая стерва. Но никто не знает, что после каждой встречи с читателями эта роскошная сексапильная блондинка снимает парик и косметику и вновь превращается в скромную преподавательницу колледжа Дорси Макгиннес. Дорси панически боится, что ее секрет выплывет наружу. Ведь тогда она лишится работы, а главное, что подумает о ней Адам Дариен, журналист и миллионер.


Передовая начиналась в цехе

Это публицистический очерк, основанный на воспоминаниях рабочих, инженерно-технических и партийных работников предприятий о суровых, огненных днях битвы на Волге, когда они, не прекращая трудиться в цехах, с оружием в руках отражали натиск врага.


Житие святого Северина

Художественная реставрация «Жития святого Северина». События V–VI века нашей эры, эпохи до раскола церкви, рассмотрены под необычным углом, со стремлением показать как личности участников тех событий, так и геополитическую обстановку эпохи.Книга была издана первый раз лишь в 1995 году, тиражом 200 экземпляров.


Дело Пеньковского. Документальное расследование

Предлагаем современному читателю переиздание брошюры, 1963 года издания, которая с момента выхода в свет стала библиографический редкостью. Называлась она просто и длинно: «Судебный процесс по уголовному делу агента английской и американской разведок гражданина СССР Пеньковского О. В. и шпиона-связника подданного Великобритании Винна Г.». Издало ее столичное издательство «Политиздат». На дальнейшее переиздание этих редчайших материалов в ближайший век можно было не рассчитывать. Но… времена переменились, двери спецхранов отворились, техника и гласность совершили гигантские шаги, общество стало более открытым, и тайное стало явным.


Восхождение в горы

Ндаба Мандела – внук и воспитанник своего знаменитого деда. Нельсон Мандела преподал ему немало жизненных уроков, которые изменили не только его, но и тот мир, который мы с вами знаем. Книга позволит читателям увидеть жизнь знаменитого лидера ЮАР глазами домочадцев, узнать, что его радовало, а что заставляло разочароваться в собственном внуке и даже отказать ему в уквалуку – древнем обряде, который должен пройти каждый мальчик народа коса, чтобы стать мужчиной. Это история взросления и раскрытия своей внутренней силы, а также удивительной силы любви, которая служит катализатором перемен.


Адольф Гитлер. Путь к власти

Книга автора популярных работ по истории Германии Анны Марии Зигмунд посвящена Адольфу Гитлеру. Несомненно, она будет интересна широкому кругу украинских читателей. Здесь предлагается глубокий анализ причин, приведших Адольфа Гитлера к власти, основанный на новейших исторических документах. Автор с блеском развенчивает сомнительные теории по этому вопросу, существующие даже в серьезной исторической литературе. В то же время прекрасный язык книги превращает исторический анализ в увлекательное повествование. Книжку автора популярних праць з історії Німеччини Анни Марії Зигмунд присвячено Адольфу Гітлеру.


BTS. Биография группы, покорившей мир

Они – главная K-Pop группа, символ Южной Кореи, семеро парней, которые вывели корейскую музыку на мировой уровень. Более 11 млн подписчиков на официальном YouTube канале, более 7 млн в Facebook и 6,5 млн в Instagram, а российское фан-сообщество в ВК насчитывает более 400 тыс. человек. Перед вами первая неофициальная биография группы, ставшей мировым феноменом! Из книги вы узнаете, как все начиналось, кто участники группы, как им удалось покорить мир и, конечно, какую роль сыграло во всем этом фан-сообщество ARMY. Добро пожаловать в мир «пуленепробиваемых» BTS!


Триумф и трагедия Эразма Роттердамского

 Книга о великом гуманисте эпохи Воврождения Эразме из Роттердама.


Три певца своей жизни (Казанова, Стендаль, Толстой)

 `Казанова, Стендаль, Толстой - писал С. Цвейг, знакомя читателей с этой книгой, - я знаю, сопоставление этих трех имен звучит скорее неожиданно, чем убедительно, и трудно себе представить плоскость, где беспутный, аморальный жулик… Казанова встречается стаким героическим поборником нравственности и совершенным изобразителем, как Толстой. В действительности же… эти три имени символизируют три ступени - одну выше другой… в пределах одной и той же творческой функции: самоизображения`.


Жозеф Фуше

В книгу известного австрийского писателя С. Цвейга (1881—1942) вошли романизированная биография Жозефа Фуше – министра юстиции Франции XIX века, создателя системы политического сыска и шпионажа, а также новеллы и исторические миниатюры.


Три мастера: Бальзак, Диккенс, Достоевский. Триумф и трагедия Эразма Роттердамского

Биографические эссе классика австрийской литературы Стефана Цвейга о крупнейших писателях XIX века Франции (Бальзак), Англии (Диккенс) и России (Достоевский) — шедевры мировой литературы. Книга «Три мастера», как ее задумал сам автор, не издавалась у нас в стране с 30-х годов. К числу изданий, вызывающих постоянный интерес читателей, относится и романизированная биография выдающегося нидерландского писателя, богослова и педагога эпохи Возрождения Эразма Роттердамского.