Вокруг капусты

Вокруг капусты

В книгу Феликса Кривина «Вокруг капусты» вошли юмористические стихи, эпиграммы, басни.

Жанр: Юмористические стихи
Серии: -
Всего страниц: 4
ISBN: -
Год издания: 1961
Формат: Полный

Вокруг капусты читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

1

Старый ключ

Старость, братцы, никуда не деть,
А она и мучит и печалит.
Старый ключ решил помолодеть,
Чтоб его щеколды замечали.
Старый ключ прекрасно, понимал,
Как вернее обмануть природу:
Он свою бородку обломал
И остался парнем безбородым.
Но ошибся бедный донжуан,
Не сумел втереть очки природе.
Он заброшен далеко в чулан,
(Потому что никуда не годен.)

Градусник

Ох, этот градусник,
Стеклянный паренек,
Отзывчивая,
Чуткая натура!
В квартире кто-то
Сляжет на денек —
А у него уже
Температура.

Заводская труба

Заводская труба
Неуклюжа, груба
И совсем некрасива на вид,
Но она без красот
Достает до высот
И не даром небо коптит.

Лопата

Лопата угловата
И тяжела для рук,
Но все-таки лопата
Надежный, верный друг.
Хоть ей пласты иные
Даются нелегко,
Она в дела земные
Вникает глубоко.

Вещи

Умирает маленькая свечка
И позвать не просит докторов.
Кочерга бесстрашно входит в печку,
Будто укротительница дров.
И удары не пугают ступку,
Сколько медным пестиком ни бей…
Многим замечательным поступкам
Научились вещи у людей.

Часы

За часом час,
За годом год,
В любую пору суток
Часы ведут
Упорный счет
Секундам и минутам.
Чтоб люди время берегли
От разных дел пустых,
Часы во всех концах земли
Расставили посты.
И на земле,
И в небесах,
В морях,
В подземных штреках
Часы все время
На часах,
Как совесть человека.

Кирпич

В стене высотного строения
Кирпич — бессрочный строевой.
Бушуют ливни в исступлении,
Метели поднимают вой, —
Но все лихие непогоды
Ему как будто нипочем:
Кирпич прошел
Огонь и воду,
Покуда стал он —
Кирпичом!

Спички

Спичкам жить на свете нелегко,
Спички — беспокойные творения:
Даже с лучшим другом — коробком
Не обходится у них без трения.
Для чего им жизнь свою растрачивать
На такие вздорные дела?
Спички, спички, головы горячие…
Но без них ни света, ни тепла.

Шкаф

Он очень содержателен.
И скромен: посмотри —
Он даже носит платье
Не сверху, а внутри.
А тот, кому он служит,
Иной имеет вкус:
Он разодет снаружи,
А в середине — пуст.

Туфля

Нарядная туфля — царица паркета,
Вздыхают по ней сапоги и штиблеты,
И только обутая в туфлю нога
В ней видит жестокого, злого врага.
Ей, видимо, больше о туфле известно:
У них отношения — самые тесные.

Мундштук

Всем известно, что мундштук
Постоянства не выносит.
Посчитайте, сколько штук
Сигарет он в жизни бросил.
Нет на свете чудака
Своенравней и капризней.
Берегитесь мундштука,
Прожигательницы жизни!

Оркестр

У скрипки не хватает настроения,
А у кларнета — вдохновения,
Рояль сегодня что-то не звучит,
Не до игры расстроенной гитаре…
И только барабан восторженно стучит,
Поскольку он —
Всегда в ударе.

Педагогическое

Развязный галстук весел и беспечен,
И жизнь его привольна и пестра:
Заглядывает в рюмку что ни вечер,
Болтается по скверам до утра,
Сидит на шее и забот не знает
И так в безделье проживает век…
Подумайте!
А ведь его хозяин
Вполне, вполне приличный человек!

Кошелка и Кошелек

Живут кошелка с кошельком,
Как голубок с голубкою.
С утра идут они рядком
На рынок за покупками.
(Походят по базару,
Присмотрятся к товару.
Почем редис,
Почем арбуз,
Узнают по пути.
Кошелка набирает груз,
А кошелек — плати:
И за томат,
И за чеснок,
И за отрезы шелка…
Когда ж пустует кошелек,
Пустует и кошелка.

Храбрый Башмак

Башмак храбрился:
«Что там слякоть,
И грязь,
И ливень,
И пороша!»
Но только с неба стало капать,
Он моментально сел в калошу.

Колодец

Случайные проезжие
Любуются колодцем:
«Таких у нас на родине,
Пожалуй, не найдется.
В нем и воды не видно.
Вот это глубина!»
Но правда настоящая
Проезжим не видна.
Никто из местных жителей
Колодцем не любуется,
Им воду брать приходится
На самых дальних улицах.
Колодец неглубокий,
Заброшен много лет,
А что воды не видно, —
Ее в нем просто нет.

Печка

У старой печки не хватает тяги
К тому, чтоб жить своею теплотой.
Ее знобит, ей холодно, бедняге,
Она горит единственной мечтой.
Все ждет она, что в этом помещении,
Чтоб ей не приходилось мерзнуть впредь,
Поставят паровое отопление —
И сможет печка косточки погреть.

Веселая пластинка

Пластинку взяли в оборот,
А ей все так же весело,
Она по-прежнему поет
Одну и ту же песенку.
Ее царапала игла,
Скребла до исступления —
И все ж пластинке не смогла
Испортить настроения.

Авторучка

Разъезжая в кармане своем персональном,
Авторучка увидела свет.
Побывала и в ближних районах и в дальних,
А вот проку от этого — нет.
Персональный карман, нужно прямо признаться,
Многим ручкам и дорог и мил.
Только следует с ним иногда расставаться,
Чтоб хотя бы набраться чернил.

Сочувствие

Повесив медный нос,
Кран изливает душу.
Растроганный всерьёз,
Ушат развесил уши.
Стоит, разинув рот,
Понуро и убито
И горько слезы льет
На каменные плиты.

Сундук

На кухне звон, кипенье, стук,
Потрескиванье и журчанье.
И только замкнутый сундук
Презрительно хранит молчанье.
Но ты на внешность не смотри
И не суди о нем с поспешностью:
Он совершенно пуст внутри
При всей своей солидной внешности.

Веник

Слоем грязи пол зарос —
Не видать ступенек. —
«Эх, купить бы пылесос! —
Размечтался веник.—
Я стоял бы здесь в углу
И давал советы:
Там соринка на полу,
Здесь — соринки нету.
Я ведь — нечего скрывать! —
На работу падок…
Пылесос бы мне достать,
Я б навел порядок!»

Вешалка

Трудное у вешалки житье:
Что ни вечер — у нее запарка.
И никто не спросит у нее:
«Вешалка, простите, вам не жарко?»
Ей слова пустые ни к чему,

Еще от автора Феликс Давидович Кривин
Учёные сказки

Книга эта веселая — но не настолько, чтобы показаться легкомысленной; грустная — но не настолько, чтобы испортить читателю настроение; серьезная — но не настолько, чтобы занять место среди научных трудов.В наш век, когда наука проникает в область фантазии, что остается фантазии? Проникнуть в область науки.Сказки эти ученые в том смысле, что все они в какой-то степени связаны с наукой. Одни тесно связаны, другие — весьма отдаленно.Особое внимание, следует обратить на примечания, поскольку они разъясняют, уточняют и дополняют все, что, может показаться неясным, неточным и неполным.


Прабабушка наша Вселенная

Что такое галактика?Почему солнце не тонет в море?Можно ли жить на солнце?Почему луна светит ночью?Куда днем деваются звезды? Сколько на небе звезд?В этой книжке найдутся ответы на эти и еще много других вопросов маленьких почемучек!


Сказки, добытые из-под земли

Детям дошкольного возраста о полезных ископаемых.Художник В. Коваль.


Слабые мира сего

Феликс Давидович Кривин не раз издавался в библиотеке «Крокодила». На страницах журнала регулярно печатаются его ироничные новеллы-притчи о представителях живой природы. В книжку «Слабые мира сего» включены «Записки юмориста из живого дома природы».


Божественные истории

— А где еще одно твое ребро?Это были первые слова, с которыми на свет появилась Ева.— Дорогая, я тебе сейчас все объясню. У создателя не нашлось материала, и он создал тебя из моего ребра.Она стояла перед ним — божественное создание — и смотрела на него божественным взглядом.— Я так и знала, что ты тратишь свои ребра на женщин!Так началась на Земле семейная жизнь.


Карманная школа

Вы покидаете школу. Вы покидаете многих друзей и среди них — своих верных товарищей: грамматику, математику, физику. Им очень жаль расставаться с вами, и на прощанье они хотят сказать вам несколько слов. Нет, нет, — совсем не о том, как спрягаются глаголы, как извлекается корень или в чем разница между постоянным и переменным током. В этой книжке Грамматика, Математика и Физика расскажут о жизни. Они поделятся с вами жизненным опытом, огромным жизненным опытом, потому что ведь грамматика, математика и физика — очень древние предметы, они многое знают, хотя не обо всем говорят.


Рекомендуем почитать
Освенцим

Из концентрационного лагеря для польских политических заключенных Освенцим превратился в место, где произошло крупнейшее в истории массовое убийство. Разыскав свидетелей тех событий, изучив документальный материал из недавно открытых архивов, Лоуренс Рис опровергает ряд заблуждений, касающихся Освенцима и Холокоста, и дает исчерпывающую картину того, что творилось в лагерном комплексе, где было зверски уничтожено более миллиона людей. История немыслимой жестокости, история мужества, выживания и спасения, непредвзятый анализ множества факторов, сочетание которых привело к тому, что в самом сердце Европы случилась трагедия такого чудовищного масштаба.


Молодой Сталин

Семинарист, герой-любовник, террорист, поэт, метеоролог, пират, охотник – и это далеко не все обличья Сталина, еще не ставшего тираном. Всегда ли в нем дремал безжалостный диктатор, способный уничтожить миллионы людей? Почему именно на него пал выбор истории? Каким видели Сталина современники, которые его еще не боялись? Чтобы ответить на эти вопросы, британский историк Саймон Себаг Монтефиоре разыскал уникальные архивные документы и восстановил дооктябрьский период жизни советского вождя, тщательно фиксируя каждый шаг на пути к кремлевскому трону.Книга “Молодой Сталин” Монтефиоре, увлекательная, взвешенная и во многом неожиданная, вызвала широкий читательский отклик и стала мировым бестеллером.


Дон Жуан в аду

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга.


Дуди Дуби Ду

Вашему вниманию предлагается квазиреалистическая сага о жизни городских сумасшедших.


Русская эпиграмма второй половины XVII - начала XX в.

Настоящее издание — самое полное из существующих собрание русских эпиграмм — насчитывает свыше 2000 образцов. Долгая жизнь популярного поэтического жанра показана здесь от его истоков в XVII столетии до Октября 1917 г. В книге более 250 авторов эпиграмм, среди которых первоклассные мастера жанра и многие известные поэты, эпизодически или мимоходом обращавшиеся к нему. В сборнике немало удачных стихотворных миниатюр, принадлежащих второстепенным, вовсе забытым и безымянным авторам.


Придирки оксфордского прохожего

Введите сюда краткую аннотацию.


Сказ про Петьку-подлеца из шоколадного яйца

Сказка в стихах ко дню рождения Порошенко. Опыт литературного злословия.


Опыты в стихах

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Том 1. Сатиры и лирика. Стихотворения 1905-1916

В первый том собрания сочинений С. Черного вошли стихотворения 1905–1916 гг. и поэма «Ной».


Политические поэзы

...Поэтом можешь ты не быть,Но гражданином быть обязан....«Поэт и гражданин» (1856) Н. А. НекрасовПОЭТОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ … И ГРАЖДАНИНОМ НЕ ОБЯЗАН!Эфраим Кишонhttp://www.lechaim.ru/ARHIV/155/n2.htm.