Искусство памяти

Искусство памяти

Книга широко известного автора — Френсис Амелии Йейтс рассказывает о герметической и классической традиции искусства памяти. Ф. А. Йейтс (1889–1981) является крупным представителем того исследовательского направления британской философской школы, которое получило название `история идей`. В этой ее работе рассматривается, что есть память, какой наделен человек, и какое место целенаправленное обращение сознания к этой способности занимает в античном космосе, в средневековом мире и пронизанном магическими силами универсуме Возрождения. Книга богато иллюстрирована. Адресована широкой публике, философам, историкам культуры, социологам.

Жанры: История, Психология
Серии: -
Всего страниц: 152
ISBN: 5-7914-0026-8
Год издания: 1997
Формат: Полный

Искусство памяти читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Предисловие

Предмет этого исследования не знаком большинству читателей. Лишь немногие знают, что греки, изобретатели всевозможных искусств, открыли также искусство памяти, которое подобно другим было передано Риму и вошло затем в европейскую традицию. Это искусство памяти использовало технику запечатления в памяти неких "образов" и "мест". Обычно оно квалифицировалось как "мнемотехника" и в новые времена представлялось весьма незначительной областью человеческой деятельности. Однако в эпоху, предшествовавшую изобретению книгопечатания, хорошо развитая память имела жизненно важное значение, и манипуляции с памятными образами должны были так или иначе захватывать всю душу целиком. Кроме того, искусство, использующее современную архитектуру для подыскания памятных мест и современную образность для формирования образов, должно подобно другим искусствам иметь свой классический период, свою собственную готику и свой Ренессанс. Хотя мнемотехническая сторона искусства памяти сохраняет свою актуальность и в античности, и в последующие времена и образует фактическую основу для его исследования, это исследование должно охватывать не только историю соответствующих технических приемов. По одному из греческих мифов, Мнемозина является матерью муз; история развития этой наиболее фундаментальной и трудноуловимой человеческой способности заставляет нас погрузиться на гораздо большую глубину.

Интерес к этому предмету возник у меня около пятнадцати лет назад, когда я обратилась к творчеству Джордано Бруно и, полная надежд, стремилась разобраться в его трудах, посвященных памяти. Система памяти, извлеченная из "Теней" Дж. Бруно (ил. 11), была впервые рассмотрена в лекции, прочитанной в Варбугском институте в мае 1952 года. Двумя годами позже, в январе 1955-го, также в Варбугском институте был представлен план Театра памяти Джулио Камилло. К этому времени мне стало ясно, что существует некая историческая связь между Театром Камилло, системами Бруно и Кампанеллы и театральной системой Роберта Фладда, которые, хотя и очень поверхностно, были сопоставлены в новой лекции. Вдохновленная видимостью некоторых успехов, я принялась писать историю искусства памяти начиная с Симонида. Эта стадия исследования отразилась в статье об искусстве памяти Цицерона, опубликованной в Италии, в альманахе, посвященном памяти Бруно Нарди (Mediaevo e Rinascemento, Florence, 1955).

После этого возникла довольно долгая пауза, обусловленная следующим затруднением: я никак не могла понять, что случилось с искусством памяти в Средние века. Почему Альберт Великий и Фома Аквинский считали использование в памяти "туллиевых" мест и образов моральной и религиозной обязанностью? Само слово "мнемотехника", казалось, неспособно было оправдать схоластическую трактовку искусства памяти как части основной добродетели благоразумия. Постепенно родилась догадка, что Средние века могли рассматривать изображения добродетелей и пороков как памятные образы, созданные в соответствии с классическими правилами, а круги дантовского Ада — как места памяти. Попытка уловить суть средневековых преобразований искусства памяти была предпринята в лекции "О классическом искусстве памяти", представленной Оксфордскому обществу медиевистов в марте 1958-го, и "О риторике и искусстве памяти", прочитанной в Варбугском институте в декабре 1959 года. Эти лекции частично использованы в четвертой и пятой главах.

Оставалась наиболее значительная проблема — проблема магических или оккультных систем памяти, возникших в эпоху Ренессанса. Если изобретение книгопечатания сделало излишним великие готические системы искусной памяти Средних веков, то чем объяснить новую вспышку интереса к искусству памяти, выразившуюся в столь странных формах, в каких мы встречаем его в ренессансных системах Камилло, Бруно и Фладда? Я вновь обратилась к Театру памяти Джулио Камилло и поняла, что ренессансная система оккультной памяти лежит в русле герметической традиции Ренессанса. Стало также ясно, что, прежде чем описывать ренессансные системы памяти, необходимо одно из исследований посвятить этой традиции. Посвященные Ренессансу главы предлагаемой книги нужно воспринимать в контексте моей ранней работы "Джордано Бруно и герметическая традиция" (London&Chicago, 1964).

Сначала я полагала, что луллизм лучше оставить за пределами моей книги и рассмотреть отдельно, но вскоре увидела, что это невозможно. Хотя луллизм происходит не из риторической традиции, как классическое искусство памяти, и хотя в нем используются совсем иные приемы и методы, все же в одном из своих аспектов он соотносится с искусством памяти и в эпоху Ренессанса оказывается сопряженным с классическим искусством. Интерпретация луллизма, данная в восьмой главе, основана на моих статьях "Искусство Раймунда Луллия в контексте луллиевой теории элементов" и "Раймунд Луллий и Иоанн Скот Эриугена" (Журнал институтов Варбурга и Курто, XVI, 1954 и XXIII, 1960).

На английском языке современная литература по искусству памяти полностью отсутствует, и ей посвящены лишь немногие статьи и книги на других языках. Когда я приступала к своему исследованию, я могла опереться только на давние монографии Х.Хайду и Л.Фолькмана, вышедшие на немецком в 1936 и 1937 годах. В 1960 году вышел в свет


Еще от автора Фрэнсис Амалие Йейтс
Джордано Бруно и герметическая традиция

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Астрея. Имперский символизм в XVI веке

Сборник эссе известного английского историка и культуролога Фрэнсис Амелии Йейтс (1889-1981) включает в себя несколько работ разных лет, объединённых ею в одно большое исследование об имперской идее и религиозном аспекте европейских монархий в эпоху Ренессанса. Хронологически книга охватывает период, предшествующий началу Тридцатилетней войны, и подводит читателя к предыдущей по времени работе автора «Розенкрейцерское Просвещение».В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.


Рекомендуем почитать
Наука делать чудеса. Авторский тренинг исполнения желаний

Каждый из нас идет к Мечте собственным путем. Кто-то полагается на разум, кто-то – на интуицию.Один предпочитает рациональный подход: ставить цели, анализировать, планировать и достигать. Другому по душе творчество и игра: ему интереснее проводить «веселые ритуалы» и рисовать «карты сокровищ».Автор книги предлагает вам взглянуть на мир иначе, чем вы привыкли, расширить ваш привычный репертуар, попробовать новые способы достижения целей.Учитывая свои собственные потребности и взгляды на жизнь, каждый читатель может составить свой собственный план по осуществлению желаний и выполнить его!Помните: источником исполнения ваших желаний являетесь вы сами: ваши мысли, слова и действия.


Начало Пути

Пока редактор тормозит с проверкой нынешних проектов, выкладываю на ваш суд свой задел на будущее. Произведение будет оригиналом, но довольно похоже на ранобэ Re: Monster системой «умений».


Формула Бельмондо

Соседка Кащеева Данилы не рассчиталась с ним за работу. Ни с ним не рассчиталась, ни с его бабкой Марфой Егоровной. Взяла и укатила на гастроли, оставив на попечении соседа элитную живность: поросенка Борьку и страуса Ваську. А перед тем как уехать, с досады выбросила в урну листок-записку с загадочными записями.Данила, естественно, записку поднял, ничего не понял и пошел к друзьям Максу и Насте. Эта история о том, как расшифровывалась записка, и куда может привести человека неправильно взятый след.Как и любая история про Максима и Данилу она имеет счастливый конец.


Карамба, или Козья морда

Максу, Данилке и Насте неслыханно повезло: под стенами древнего монастыря они обнаружили подземный ход. Данила, одержимый страстью к кладоискательству, уверен – там спрятано золото. Недолго думая, друзья углубляются в подземелье. Каково же было их изумление, когда в одном из ходов они натыкаются на двух известных в городе барыг – Гориллу и Хвата. Те, ничего не подозревая, договариваются об очередной грязной сделке. `Ну, я вам устрою козью морду!` – восклицает Данилка, у которого свои счеты с нечистыми наруку дельцами, и предлагает хитроумный план, как разрушить коварные замыслы бандитов…


Сталин и мошенники в науке

Почему Сталин решил объявить себя умудренным диалектиком? Зачем он на протяжении всей жизни (и чем дальше, тем больше) поддерживал не лучших ученых страны, а невежественных мошенников и проходимцев, цинично обещавших ему златые горы? Что принесла стране такая деятельность Сталина? Эти вопросы подробно разбирает автор книги, показывая на примерах из разных дисциплин степень разрушения советской науки Сталиным (часто гнувшим свою линию вопреки мнению даже его ближайших соратников). Книга основана на изучении архивных материалов, интервью большого числа ведущих специалистов, полувекового изучения материалов дискуссий, проходивших в СССР в 1920–1950 годы.


Восстановление нации

Библиотека проекта «История Российского государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники исторической литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков. Книга знаменитого польского историка конца XIX – начала XX века Казимира Валишевского о первых Романовых – это блестящий образец салонно-будуарной историографии. Несмотря на внешнюю легкость изложения, сочинение К. Валишевского является результатом кропотливого труда автора в российских и зарубежных архивах.


Кому Гамсун отдал свою Нобелевскую медаль

Статья Л. Млечина — Новое время, 1992, № 16, с. 62–63.


Открывая новые страницы...

Основу сборника составляют получившие общественный резонанс материалы советской печати о неизвестных, ранее замалчиваемых или тенденциозно трактовавшихся страницах истории советской внешней политики и Коминтерна. При подготовке издания часть статей дополнена новым материалом, некоторые написаны специально для данного сборника. Книга рассчитана на широкий круг читателей.


Летучие пленники

Рассказы об ароматических веществах, их новых, неведомых ранее свойствах, открытых советскими химиками.


Тайны первой французской революции

Le Rémouleur. Исторический роман. Русский перевод 1875 г. (без указания переводчика).