Что наша жизнь?

Что наша жизнь?

Зовут его Иван, и фамилия у него самая подходящая — Царевич. А кроме того, он ещё и увлекается поединками на мечах: сначала, после дембеля, было Средиземье, потом поединки на деревянных мечах ему показались баловством и он подался к «викингам», потом в «средневековье», а после того, как его здесь засудили, он «завязал». Но адреналина не хватало, и поэтому, когда к нему на улице обратились два странных человека с просьбой помочь, он решил согласиться…

Награды и премии:

РосКон, 2003, Повесть, рассказ: 3 место («Бронзовый РОСКОН»)

Жанр: Современная проза
Серия: Лукин, Евгений. Рассказы
Всего страниц: 4
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Что наша жизнь? читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

О, как ты понятлив, проницательный читатель…

Н. Г. Чернышевский

— Царевич?

Иван обернулся. Незнакомцев было двое. Один — плечистый коротыш в кольчуге до колен, второй — козлобородый сморчок в долгополом алом кафтане с пристежным расшитым воротником. Откуда они взялись, Иван так и не понял. Должно быть, вышли из-за киоска.

— Ну?.. — несколько надменно отозвался он.

Подростком Царевич стеснялся своей фамилии. Повзрослев, ударился в противоположную крайность — стал ею гордиться.

— Иван, Иванов сын? — с надеждой уточнил сморчок.

Иванов сын нахмурился и, вскрывая только что купленную пачку «Донского табака», оглядел обоих исподлобья. Тот, который в кафтане, — ещё куда ни шло, относительно антуражен, а вот кольчужного коротышку Иван, будь он мастером игры, на пару «хитов» точно бы обделил. Перепоясаться дембельским ремнём со следами звезды на сточенной бляхе — додуматься надо!

Впрочем, город — не поле. В поле коротыш, скорее всего, сменит ремень и экипируется полностью. Странно другое: раньше Иван этих ролевиков не встречал ни разу. Для новеньких вроде староваты…

— Вы откуда, ребята? Не из Казани?

Переглянулись, наморщили лбы.

— Из-за тридевяти земель… — как-то больно уж уклончиво отвечал козлобородый.

Проходившая мимо женщина покосилась, неодобрительно фыркнула. Конечно, шастать в кольчуге по проспекту и тяжело, и неловко (люди оглядываются), но нести её в сумке — это вообще надорвёшься.

Иван щёлкнул зажигалкой, затянулся. Набежавший уличный сквознячок подхватил сизое кружево дыма и, сноровисто вывернув наизнанку, снёс в аккурат на незнакомцев. Те уклонились, зашли с наветренной стороны. Некурящие, стало быть.

— Короче, — сказал Иван. — Чего надо?

— Тебя, Царевич! — последовал истовый ответ.

Оба поклонились. Иван даже кашлянул смущённо. Приятная теплота омыла сердце бывшего железячника. А-а, поняли наконец, какого бойца потеряли?.. Усмехнулся с неловкостью.

— Нет, ребята… Завязал я со Средневековьем. После того, как меня на прошлогоднем турнире засудили, — нечего мне у вас делать… Так Сигурду и передайте.

— Сигурду?..

— Сигурд Бешеная Электричка, — пояснил Иван. — Кто у вас там сейчас шишку держит! А я — всё. Ушёл к первобытникам. У них хотя бы игра по-честному…

Расстроился, бросил недокуренную сигарету и, не прощаясь, двинулся в ту сторону, где круглился византийски покатый купол крытого рынка. Упрямый, обидчивый, недавно разведённый, Иван в глубине души сознавал, что у первобытников он, скорее всего, тоже долго не задержится…

История его была по нынешним временам вполне заурядна. Сразу после дембеля Ивана занесло на «Хоббитские игрища», где он, кстати, и познакомился с будущей (ныне — бывшей) своей супругой. Однако вскоре беготня по рощам и беспорядочная рубка на деревянных мечах показались Ивану баловством — и подался он к викингам в клан Белых Волков: смастерил себе на заводе лёгкий стальной шлем с листовидными прорезями для глаз, кольчугу (не такую, как у плечистого коротышки, а настоящую — из гроверных шайб); заказал бывшему колхозному кузнецу клинок, обошедшийся в добрую сотню «убитых енотов». Полтора года сражался на турнирах, обильно высекая искры из щитов и доспехов; однажды, будучи ошеломлён боевым топором, побывал в тяжёлом нокдауне; дважды доходил до финала — и оба раза обжигался на Сигурде Бешеной Электричке.

Жена Ивана Синклиналь (по жизни — Вероника) сочла всё это изменой Средиземью и в течение полутора лет чуть ли не каждый день закатывала викингу скандалы на эльфийском. Кончилось всё, естественно, разрывом.

Разведясь, Царевич под горячую руку разругался ещё и с кланом, после чего, как сказано выше, ушёл в первобытники.

Там ему, честно говоря, сразу же не понравилось — вместо дубин и каменных топоров они использовали насаженные на древко пустые пластиковые бутылки из-под колы и считали исключительно касания, силу удара не ставя ни во что. Однако слишком уж велика была обида на судей неправедных, нахально отдавших победу Сигурду! Иван, стиснув зубы, махал дурацкой дубиной, воровал огонь у вражеского племени, даже изображал мамонта — вернее, пятую часть его. Пятеро игроков, связанные в кружок одной верёвкой, снабжённые изрядным количеством «хитов» и оценённые чёрт знает во сколько «чипов», отбивались гулким полым пластиком от наседающих охотников, что, видимо, выглядело в глазах местных дачников достаточно дико, а главное — несолидно…

Поравнявшись с крытым рынком, Иван обратил внимание, что кольчужный шорох и побрякивание по-прежнему следуют за ним по пятам. Обернулся. Незнакомцы бухнулись в ноги. Иван попятился.

— Ребят, вы чего?..

— Смилуйся, Иване Царевичу!.. Не погуби сирот своих…

Со стороны рынка уже приближался милиционер с дубинкой. Небрежно козырнув, обменялся с Иваном рукопожатием.

— Все люди как люди, — с завистью произнёс он, косясь на коленопреклонённых незнакомцев. — В кольчугах, с мечами… Один я, как дурак, тут с палкой торчу. — Вновь перевёл взгляд на Ивана. — Куда пропал-то? — полюбопытствовал он. — И на прошлой игре тебя вроде не было…

Иван оторопело вгляделся в тугую обветренную ряшку блюстителя порядка.

— Ну ты даёшь! — вымолвил он, невольно взгоготнув. — Еле узнал…


Еще от автора Евгений Юрьевич Лукин
Катали мы ваше солнце

И весёлое ж место — Берендеево царство! Стоял тут славный град Сволочь на реке Сволочь, в просторечии — Сволочь-на-Сволочи, на который, сказывают, в оны годы свалилось красно солнышко, а уж всех ли непотребных сволочан оно спалило, то неведомо… Плывут тут ладьи из варяг в греки да из грек в варяги по речке Вытекла… Сияет тут красой молодецкой ясный сокол Докука, и по любви сердечной готова за ним хоть в Явь, хоть в Навь ягодка спелая — боярышня Шалава Непутятична…Одна беда: солнышко светлое, катавшееся по небу справно и в срок, вдруг ни с того ни с сего осерчало на берендеев — и вставать изволит не вспозаранку, и греть-то абы как.


Бытиё наше дырчатое

Лукин в аннотациях не нуждается.


Старичок на скамеечке

Увидите этого старичка, ни в коем случае к нему не подсаживайтесь. И уж тем более не вздумайте жаловаться ему на свои житейские горести. Выслушает, посочувствует и так поможет, что мало не покажется. От автора: Был у меня друг Петя. Совершенно феерический человек: озорник, мистификатор, временами просто хулиган. Жить без него так тоскливо, что время от времени я сочиняю рассказы про Петю. Истории, разумеется, вымышленные, но характер, поверьте, подлинный.


Там, за Ахероном

«Оставь надежду, всяк сюда входящий!»Эти вселяющие ужас слова на вратах Ада — первое, что суждено увидеть душам грешников на том свете. Потом суровый перевозчик Харон загонит души в ладью и доставит на тот берег реки мертвых. Там, за Ахероном, вечный мрак, оттуда нет возврата… И тем не менее, герой повести Евгения Лукина ухитряется совершить побег из Ада и прожить еще одну короткую, полную опасностей жизнь.Награды и премии:Интерпресскон, 1996 — Средняя форма (повесть);Бронзовая Улитка, 1996 — Средняя форма.


Разбойничья злая луна

В палящем зное пустыни плывут деревянные корабли, которые волокут по песку упряжки каторжан. Вода — вот то, к чему тянется всё живое, и власть над водой — власть над жизнью. Каково это — тащить каторгу тому, кто некогда владел водой?.. Когда над миром встаёт разбойничья злая луна, случается всякое… Отпрыск древнего рода в одночасье становится бесправным рабом на песчаной галере. Но судьба играет с ним как хочет — и вскоре он уже не раб, а главарь шайки разбойников, песчаные корабли которых наводят ужас на окрестные земли… Мир, созданный фантазией Евгения Лукина, правдоподобен вплоть до мельчайших деталей — и одновременно фантастичен в лучших традициях жанра.


День Дурака

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Рекомендуем почитать
Литература, 6 класс. Часть 2

Учебник-хрестоматия входит в комплект книг для 5—9 классов, обеспечивающий преподавание по авторской программе литературного образования. В комплект так же входят книги для чтения «Книжная полка», рабочие тетради для учащихся и пособие для учителя.Учебник-хрестоматия предназначен для образовательных учреждений гуманитарного профиля с углубленным изучением литературы.


Литература, 6 класс. Часть 1

Учебник-хрестоматия входит в комплект книг для 5—9 классов, обеспечивающий преподавание по авторской программе литературного образования. В комплект так же входят книги для чтения «Книжная полка», рабочая тетрадь для учащихся и пособие для учителя.Учебник-хрестоматия предназначен для образовательных учреждений гуманитарного профиля с углубленным изучением литературы.


Отец и сын Казаки

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Котт в сапогах. Конкистадор

Бывший капитан ландскнехтов Конрад фон Котт, а ныне Личный шпион Короны, все еще безуспешно пытается вернуть себе человеческий облик. Он договаривается со своим врагом, зловредным магом Морганом Мордауном, превращенным в крысу, и вместе они отправляются в Южную Америку за средством от заклятия. В процессе поисков отважные компаньоны то и дело впутываются в разные нелепые и опасные истории, из которых выходят невредимыми благодаря и собственному упорству, и помощи друзей.


Страна Эмиграция

18 лет эмиграции. Израиль и Южная Африка — этапы большого пути.


Повелительница лабиринтов

Можно обнимать, а можно уклониться от объятий. Можно разбросать камни, а можно, бережно собрать их, а потом раздать, что бы хватило каждому. Главное, не упустить момент, когда следует начинать это делать. А то, может случиться, что твои камни, вдруг, окажутся никому не нужны...


Поездка в Пемполь

Дороте Летессье — молодая французская писательница, ее первый роман «Поездка в Пемполь» посвящен жизни заводской работницы в современной Франции. Роман автобиографичен.


Золотая трава

Пьер Жакез Элиас — современный французский писатель. Его роман «Золотая трава» рассказывает о тружениках моря, об их мужестве перед лицом разыгравшейся стихии.Основной сюжетный стержень перевит сказочными мифологическими мотивами, множеством поучительных историй.Рыбацкий парусник, который называется «Золотая трава», застигнутый штормом в открытом море и задержанный наступившим затяжным штилем, долго не возвращается домой. На берегу почти все считают рыбаков погибшими, но их близкие не теряют надежды, и верят, что они живы…


Салам тебе, Далгат!

В современном Дагестане яркая, накаленная общественно-политическая жизнь — и при этом нет выраженного литературного процесса. Актуальные события и вопросы получают осмысление в рамках репортерской журналистики и публицистики. В республике, пожалуй, самое большое количество разнонаправленных и независимых газет в России. Но погруженность в каждодневную современность мешает создать ее многозначный, объемный художественный образ.Гулла Хирачев, автор этой повести, сам придуман мною — на расстоянии от родины, под чужим именем мне было легче отстраниться от сиюминутного жизненного опыта и попытаться выразить в диалоге, сценке, детали противоречивую реальность сегодняшнего Дагестана.


Временное пристанище

Герой известного романа Вольфганга Хильбига «Временное пристанище», подобно героям Кафки, постоянно чувствует присутствие неведомой силы в своей жизни. Эта сила зорко следит за ним и направляет его действия. Запертый в некоем промежуточном пространстве, промежуточном состоянии, герой мечется между двумя городами, двумя возлюбленными, пока окончательно не перестает понимать, кто или что движет им…


Дело о причиндалах

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Во избежание

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Контакты четвертого рода

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


И гром не грянул

Стоит ли перехватывать нелегальных путешественников во времени? И так ли уж велико достижение человечества, освоившего возврат в свою историю на 7 веков назад?..