Гуманное общество - [2]

Шрифт
Интервал

Она сказала:

— Я же говорила, что живу в квартире на двадцатом этаже.

— Да, вы мне говорили.

На мгновение ей показалось, что он бросил на нее взгляд, но нет, его внимание было приковано к потолку. Иногда ей хотелось, чтобы он все-таки посмотрел на нее. Одно дело, если бы он действительно игнорировал ее, но он всегда внимательно ее слушал.

Он никогда не упускал ни единого сказанного ею слова. Она перестала использовать духи с тех пор, как четыре недели назад увидела, как он вдыхал их запах, его ноздри расширялись, лицо с полузакрытыми глазами выражало чувство боли, смешанной с восхищением.

Паула поставила диктофон «Сони» на стол и нажала кнопку записи.

— В прошлый раз мы говорили о том, как вы выбираете жертву…

— Правда?

— Не усложняйте, Луис. Я хочу довести все до конца.

— А что будет с Рипом?

Паула вздохнула. Ей не хотелось говорить о коте. Если бы Винго догадался, что она сделала с Рипом, ей бы никогда не удалось завершить дело. На следующей неделе, когда все подойдет к концу и она узнает все возможное, она признается ему. А до этого надо идти согласно плану.

Она сказала:

— Охранник согласился подержать у себя Рипа в течение тридцати дней после того, как… как приговор приведут в исполнение. Он красивый кот. Я уверена, кто-нибудь возьмет его к себе.

— А если никто не захочет?

— Тогда его усыпят.

— Как меня? — громко произнес Винго. — Гуманное общество!

— Это будет действительно гуманно, да.

О ком она говорила, о Рипе или Винго? В случае с Винго призыв к гуманности исходил бы из уст женщины, которую он убил бы, если б выбрался на свободу. Даже если его не выпустят, всегда есть возможность сбежать из тюрьмы. Однажды Луис Винго уже убегал из Аттики. В результате погибли четыре женщины.

Винго сказал:

— А если охранник найдет дом для Рипа, его сначала кастрируют?

Паула почувствовала раздражение, но у Луиса не было оснований скрывать свои мысли.

— Они нейтрализуют его, да.

— Не надо! — Голос неожиданно стал сухим. — Он ничего не сделал. Он просто следует своей природе.

— Это то, чем занимались вы?

— Да, но я не такой маленький и милый. И у меня нет такой шкурки.

Паула взглянула на диктофон, проверяя, крутится ли кассета.

— Вы считаете, что человеческая жизнь такая же, как у мышей?

— Конечно, нет. Мышь более невинна. И мыши не наводнили землю, как люди.

— Значит, вы всего лишь хищник, эдакий кот, лишенный шерсти, помогающий контролировать человеческую популяцию?..

Плечи Винго приподнялись и опустились в длинном вздохе.

— Вы что, издеваетесь надо мной, доктор?

Паула проглотила слюну. На какой-то момент у нее так пересохло в горле, что она была не в силах говорить. Она ощущала, как колотится ее сердце. Вместе со страхом она почувствовала странное возбуждение. Это было приятное чувство.

— Почему вы убили этих людей, Луис?

— Доктор, вы что, совсем ничего не понимаете? Если это так, нам нет смысла разговаривать.

— А если я не понимаю, разве нельзя мне объяснить?

— Мне кажется, вы уже понимаете, зачем я их убивал…

— Потому что вам хотелось.

Он бросил короткий взгляд на ее губы. Черные глаза, похожие на пуговки.

Паула почувствовала, как холодный страх ползет вверх к горлу.

Что-то затруднило дыхание. Она глубоко вдохнула, стараясь сделать это тихо, чтобы он не заметил,

— Вы говорите «хотелось», как будто это прихоть… — промычал Винго. — Скажите, доктор, чего бы вам лично хотелось больше всего на свете? Ради чего вы пошли бы на все?

— Мы здесь не для того, чтобы говорить обо мне.

— Даже если благодаря этому вы найдете ответ на ваш вопрос?

Паула попыталась преодолеть отвращение. Неужели этот убийца, это чудовище в образе человека, действительно считает, что между ними есть что-то общее? Она не собиралась делиться с ним своим сокровенным, а ведь полиция находила предметы дамского белья и фотографии под плитой в его туалете.

— Все врачи одинаковые, — мягко произнес Винго. — Вы исследуете нас, щупаете нас, и в то же время ваши глаза закрыты. Вы говорите о высоком проценте поражений мозга.

Жестокие отцы, беззащитные матери… Вы же не видите вокруг себя неубивающих, вы, у которых такие же жестокие отцы и беззащитные матери, — священники, врачи и еще, извините, психиатры. Вы пишете, что у нас интеллект ниже среднего. Вы забываете, что изучаете группу людей, состоящую только из тех, кого вам удалось поймать.

Паула хотела сказать «Но вас же поймали» — но слова застряли у нее в горле. Однажды она уже раздразнила его. Ему осталось жить всего семь дней, он был не из тех людей, которые вызывали неприязнь. А ведь он был прав. Благодаря удаче или уму некоторые из ему подобных никогда не попадались. Как и тот, кто убил Сюзан много лет назад. Паула взглянула на Винго.

«Хоть бы это ты был ее убийцей, — подумала она. — Я пришла бы посмотреть, как ты умираешь».

— Чего еще вы хотите, доктор? Ведь надо набраться смелости, чтобы приходить и садиться рядом со мной. Вы же боитесь меня. Я вас пугаю. И все-таки — вы здесь.

Паула почувствовала, как сдавило грудь.

— Если б я могла понять, почему вы такой, — сказала она, — если б я могла сделать что-нибудь, чтобы предотвратить зло, я бы спасла множество женщин.


Еще от автора Стивен Спрулл
Гемофаг

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Рекомендуем почитать
Хомячок. Наглядное пособие по уходу

В уходе за хомячком не будет ничего сложного, если вы прочтете данное пособие. Вся информация сопровождается полезными советами, таблицами и иллюстрациями. Ваш питомец будет приносить вам только радость, потому что вы сможете обеспечить ему правильное развитие и содержание, научитесь вовремя распознавать недуги и оказывать правильную помощь. Поймете, как трактовать его поведение, контролировать повадки, приручать и дрессировать.


Собаки от А до Я

Книга посвящена одному из самых любимых домашних животных – собаке. В издании рассказывается об особенностях кормления, содержания и ухода за взрослой собакой и щенком, о способах разведения этих животных, правилах их воспитания, дрессировке, а также о том, что следует делать, если питомец заболел.


Французский бульдог

Союз собаки и человека возник давно и будет существовать еще очень долго. Остановив свой выбор на собаке породы французский бульдог, вы обретете верного и преданного друга, который принесет радость в ваш дом.В этой книге содержатся подробные рекомендации и практические советы по уходу за французским бульдогом, его содержанию и воспитанию.


Собака и ее хозяйка

Юлия Винер родилась в Москве, закончила сценарное отделение ВГИКа. Прозаик, поэт. С 1971 года живет в Израиле. Повесть «Снег в Гефсиманском саду» была опубликована в «Новом мире» (2004, № 6).


Уроки добра

С огромным удовольствием мы предлагаем нашим читателям новую повесть наших постоянных авторов Сергея Гончаренко и его прелестной дочери Насти. Уже известные вам герои встретятся вновь, но в другой эпохе.Гл. ред. «Твоё Собачье Дело».


Жизнь собачья

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.