Выбери себе Sucht

Выбери себе Sucht

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Современная проза
Серии: -
Всего страниц: 26
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Выбери себе Sucht читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Нина Беттгер

Выбери себе Sucht

Дорогой читатель!

В моей повести ты будешь спотыкаться о немецкие слова. Я объясню тебе, почему не смогла без них обойтись.

Итак - Зухт (Sucht, suchtig nach...). К сожалению, в русском языке нет подобного слова. Есть - зависимость, равноценное по значению немецкому Abhangigkeit. И только. Но зависимым может быть и подчиненный от начальника и собака от хозяина. Зухт - более сильное, емкое понятие. Произносится слово и - сразу ясно, о чем идет речь.

Иногда встречается такая словесная конструкция - наркологическая зависимость. Но как же сложно использовать ее для описания какого-либо другого зухта, кроме наркомании. Kaufsucht - навязчивая потребность покупать вещи, переросшая в наркологическую зависимость? Magersucht - страстное желание похудеть, приобретшее характер наркологической зависимости и ведущее к истощению? Длин-н-о-ва-а-а-то... Так недолго тебя, читатель, и замучить.

С немецким словом Зухт легко выстраиваются сложные комбинации. В сносках приводится перевод первой части немецкого обозначения каждого зухта, встречающегося в тексте. Не всегда это общепринятые названия.

Вот так бывает - нет специального слова, но.... зухты, увы, есть. Возможно, со временем русская лексика и обогатится каким-либо новым понятием, которое будет означать то же самое, что Sucht на немецком или Craving на английском.

Итак, герои повести, прихватив в компанию автора, принимаются за дело вперед, сквозь дебри малопознанного, к своей собственной истине...

_______________________________

Она закрыла глаза. Замелькали разноцветные пятна, поплыли овальные острова. Сначала медленно, наконец, все быстрее - спотыкаясь, сталкиваясь. Вынырнули размытые треугольники, их сменили замысловатые спирали. Вдруг фонтаном ворвался мощный фиолетовый цвет, резко отшвырнул медлительный синий и заполнил все пространство своей фиолетовостью. Еще, еще! Тело требовало повторения и только это было важным.

Пятнадцать только что принятых на работу сотрудников вошли в просторный кабинет с табличкой "Стоп! Где твоя идея?", задвигали легкими прозрачными стульями. "Настоящий мебельный стриптиз... хочу из дерева" - донесся чей-то комментарий. Раздался смех, шум. Наконец, все устроились за бледно-желтым столом овальной формы, места оказалось достаточно. Никто никого не знал, все с интересом стали поглядывать друг на друга.

Рядом с Даной оказался сверхпородистый мужской экземпляр - узкие зеленые глаза, слегка вьющиеся русые волосы, красивый крупный рот, гордый собой нос.

- Я - Дана, а тебя зовут ... Юлием, Генрихом?

- Правильно, Юлием Цезарем, - засмеялся он, - но ты можешь звать меня Тимом.

Они разговорились. Через короткое время Дана уже не сомневалась, что таким - готовеньким незамутненным оптимистом, прекрасно владеющим собой, зеленоглазый и вынырнул на свет. Не ощущалось ни малейших следов от дрессировки силой воли и теорией позитивного мышления.

К коллеге Дана сразу почувствовала симпатию, но не революционно настроенную, врывающуюся предчуствием и ожиданием, а просто симпатию к человеку без пола.

Женщин в группе было семь. Напротив Даны сидела красавица с выразительными серо-голубыми глазами и полным набором правильных черт лица и изгибов тела. Она заметила внимательный Данин взгляд и улыбнулась.

- Меня зовут Дуня. А тебя?

Приятный голос, - зарегистрировала Дана. Настоящих красавиц она не любила и знала почему. На подсознательном уровне срабатывала защитная реакция: в состоянии увести самца, держаться подальше.

- Дана. Мне кажется, я видела тебя на прошлой неделе по телевизору демонстрация моды из столицы. Не ошиблась?

- Подозреваю, за кого меня принимаешь. Знаешь, я никогда в жизни по помосту не передвигалась. До сегодняшнего дня работала в научно-исследовательском институте. Но ты не первая делаешь из меня манекенщицу. Кстати, не догадываешься, чем мы будем заниматься?

- Станем разрабатывать "Кодекс поведения людей, желающих выжить" или программу для начинающих... ах, это все так, несерьезно... что гадать скоро узнаем.

Дана послала красавице милую улыбку. Ни к чему не обязывающий короткий разговор закончился. Как просто - продемонстрируй приветливость и... форма соблюдена, контакт установлен, стороны довольны.

На Дунином открытом, высоком и - да, да, умном! - лбу Дана усмотрела розовый прыщик, довольный своим быстрым созреванием. И, забыв про самоконтроль, с удовольствием позлорадствовала.

За бледно-желтым овальным столом быстро установилась полуприятельская атмосфера - с близостью всех ко всем и необходимым дистанцированием. Сотрудники, свободные от комплексов и неразрешимых проблем, излучали непрошибаемую уверенность в успехе пока неведомого им дела.

Шеф - среднего роста и возраста, уютный, живот без проблем умещался в обтянутых джинсах - сидел на неказистом потертом стуле, никогда не бывшем прозрачным и без намека на антикварность. Поигрывал то авторучкой, то карандашом, иногда стаскивал с носа очки и начинал крутить их, задевая при этом свои объемные уши. Но не забывал и про главное занятие - молча наблюдать.

Сотрудники уходили и снова появлялись, ели, пили, делали все, что взбредало в их головы, не понимавшие всей взаимосвязи шефовых действий. Предложенная программа ничегонеделания не обсуждалась, никто не выказывал удивления. Быть готовым ко всему, раскованно реагировать на неожиданные повороты - эта способность проверялась при отборе кандидатов в рабочую группу.


Еще от автора Нина Беттгер
Оставить след в теле

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


День Виагры

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Пакостные

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Рассказ

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Рекомендуем почитать
Мы долгое эхо

Перед вами – исповедальная автобиография Анны Герман, долгие годы одной из самых любимых в нашей стране певиц, в основу которой положены авторские тексты, интервью советским и польским журналистам. В книге также публикуются воспоминания матери певицы, пани Ирмы Мартенс, близких друзей.Раскрывая незабываемую артистку как яркую личность и талантливого человека, прошедшего через тяжелые испытания судьбы, она адресована самому широкому кругу читателей, прежде всего из числа ее многочисленных поклонников.


История медицины

С позиций современной исторической науки последовательно изложено развитие врачевания и медицины в разных регионах земного шара во все периоды истории человечества - от первобытного общества до наших дней. История медицины представлена в контексте истории научного знания в целом. Издание учебника подготовлено в полном соответствии с Примерной программой по дисциплине «История медицины», утвержденной Министерством здравоохранения и Министерством образования Российской Федерации в 2002 г. Содержание учебника существенно переработано и дополнено новыми научными данными.


Словарь астрологических терминов

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Словарь "воровского жаргона"

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Фердидурка

«Фердидурка» – чтение захватывающее, но не простое. Это и философская повесть, и гротеск, и литературное эссе, и лирическая исповедь, изрядно приправленная сарказмом и самоиронией, – единственной, пожалуй, надежной интеллектуальной защитой души в век безудержного прогресса всего и вся. Но, конечно же, «Фердидурка» – это прежде всего настоящая литература. «Я старался показать, что последней инстанцией для человека является человек, а не какая-либо абсолютная ценность, и я пытался достичь этого самого трудного царства влюбленной в себя незрелости, где создается наша неофициальная и даже нелегальная мифология.


Жаркий полдень месяца тир

В предлагаемый читателям сборник одного из крупнейших иранских писателей Эбрахима Голестана вошло лучшее из написанного им за более чем тридцатилетнюю творческую деятельность. Заурядные, на первый взгляд, житейские ситуации в рассказах и небольших повестях под пером внимательного исследователя обретают психологическую достоверность и вырастают до уровня серьезных социальных обобщений.


В баре аэропорта

В предлагаемый читателям сборник одного из крупнейших иранских писателей Эбрахима Голестана вошло лучшее из написанного им за более чем тридцатилетнюю творческую деятельность. Заурядные, на первый взгляд, житейские ситуации в рассказах и небольших повестях под пером внимательного исследователя обретают психологическую достоверность и вырастают до уровня серьезных социальных обобщений.


Туманная мгла над приливом

В предлагаемый читателям сборник одного из крупнейших иранских писателей Эбрахима Голестана вошло лучшее из написанного им за более чем тридцатилетнюю творческую деятельность. Заурядные, на первый взгляд, житейские ситуации в рассказах и небольших повестях под пером внимательного исследователя обретают психологическую достоверность и вырастают до уровня серьезных социальных обобщений.


Неразлучные рыбки

В предлагаемый читателям сборник одного из крупнейших иранских писателей Эбрахима Голестана вошло лучшее из написанного им за более чем тридцатилетнюю творческую деятельность. Заурядные, на первый взгляд, житейские ситуации в рассказах и небольших повестях под пером внимательного исследователя обретают психологическую достоверность и вырастают до уровня серьезных социальных обобщений.


Мы с сыном в пути

В предлагаемый читателям сборник одного из крупнейших иранских писателей Эбрахима Голестана вошло лучшее из написанного им за более чем тридцатилетнюю творческую деятельность. Заурядные, на первый взгляд, житейские ситуации в рассказах и небольших повестях под пером внимательного исследователя обретают психологическую достоверность и вырастают до уровня серьезных социальных обобщений.