Римская литература (приблизительно) второй половины II века и первой половины I века до н э

Римская литература (приблизительно) второй половины II века и первой половины I века до н э

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность. Книга завершается финалом, связывающим воедино темы и сюжетные линии, исследуемые на протяжении всей истории. В целом, книга представляет собой увлекательное и наводящее на размышления чтение, которое исследует человеческий опыт уникальным и осмысленным образом.

Жанр: Литературоведение
Серии: -
Всего страниц: 2
ISBN: -
Год издания: Не установлен
Формат: Полный

Римская литература (приблизительно) второй половины II века и первой половины I века до н э читать онлайн бесплатно

Шрифт
Интервал

Римская литература (приблизительно) второй половины II века

и первой половины I века до н.э.

Перевод В.И. Модестова

"Внутреннюю историю (Рима. - Н. Д.), - писал Маркс {Письмо к Энгельсу от 8 марта 1855 г. (Сочинения, т. XXII, стр. 89.)}, - можно целиком свести к борьбе мелкого землевладения с крупным, разумеется, вводя те модификации, которые обусловливаются существованием рабства. Задолженность, играющая такую большую роль с самого начала римской истории, является лишь естественным последствием мелкой земельной собственности". Во второй половине II в. до н. э. на почве разорения мелких земельных собственников возникает аграрный вопрос в Риме; из-за передела государственной земли разгорается борьба в среде рабовладельцев. Реформатор Гай Гракх (см. ниже) прямо заявил, что он своими реформами "бросил кучу кинжалов" в общественную среду. В результате классовой борьбы образуются две группировки "популяров" и "оптиматов"; "популяры" выражали интересы сельского и городского плебса, хотя их вожди принадлежали к нобилитету; "оптиматы" интересы нобилитета. К "популярам" примыкали "всадники". Поднимается римская демократия, ослабляется власть сената. С конца II в. начинается открытая гражданская война прежде всего между рабовладельцами и рабами (завершившаяся восстанием рабов под начальством Спартака). Эта война осложняется в I в. гражданской войной и в среде рабовладельцев (аристократическая диктатура Суллы, заговор Катилины, гражданская война между Цезарем и Помпеем). Все это разрушало устои старинной римской гражданской общины, усиливало индивидуалистические тенденции и в конце концов привело к гибели Римскую республику.

Уже во II в. до н.э. оживление политической борьбы и демократизация Римского государства отразились и на характере литературы. В области театра создались условия для появления национальной комедии, отражавшей Современную римскую и италийскую действительность; развитие индивидуалистических тенденций, усиление субъективизма вызвало появление в литературе лирических жанров. В условиях ожесточенной борьбы партий усиливается действие ораторского слова, которое становится у многих ораторов страстным, патетическим; историография приобретает ярко тенденциозную окраску и часто выливается в жанр биографий, мемуаров; интерес к поведению человека вызывает увлечение греческой, особенно моралистической, философией; расцветает публицистика, которая, помимо ораторского слова, выливается в жанр "сатуры" (сатиры). Создателем этого жанра был Луцилий.

КОМЕДИЯ ТОГАТА

Демократизация римского общества во II в. до н. э. вызвала появление самобытной комедии с национальным римско-италийском сюжетом, которая изображала быт мелких ремесленников, иногда осмеивала жизнь богатых верхов и даже представителей государственной религии. В отличие от комедий Плавта и Теренция, называвшихся паллиатой (palliata), так как актеры играли в греческом плаще (палле), эта комедия стала называться тогатой (togata), "комедией в тоге", потому что в ней актеры выступали в римском одеянии тоге.

От комедий Титиния, Афрания и Атты дошли лишь отдельные стихи. Так, сохранились два стиха из комедии Афрания "Авгур":

Как только нашего авгура схватит беснование,

Подумаешь, что море, небо и земля дрожат и рушатся.

Из комедии Титиния "Валяльщики сукон" ("Fullonia") сохранились два; стиха, в которых богатая жена жалуется на мужа, что тот растрачивает ее; приданое:

За дурного мужа, думаю, меня выдали:

Он тратит состояние и ест мое приданое.

В одном стихе ткачихи говорят валяльщикам:

Не тки мы, не было б у вас, валяльщиков, наживы.

АТЕЛЛАНА

В тех же изменившихся социальных условиях получает художественное оформленне и народная италийская комедия ателлана, которая была популярна в Риме уже в эпоху Плавта. Названная по кампанскому городу Ателлы, эта комедия высмеивала преимущественно провинциальный быт. Ее отличие - постоянные маски: дурака (Макка), обжоры (Буккона), скупого и честолюбивого старика (Паппа) и шарлатана-философа (Доссена). До нас дошли лишь отдельные стихи литературной ателланы Помпония и Новия

В ателлане Помпония "Папп обойденный" честолюбивый старик проваливается на выборах, но утешает себя тем, что говорит:

Расположение народа таково - оно известно:

Сначала он противится, затем даст голос, знаю.

В ателлане Новия под тем же заглавием сын неудачливого на выборах Паппа говорит отцу:

Коль ты, отец, все будешь приглашать такого сорта избирателей,

То ты сидеть в гробу скорее будешь, чем в курульном кресле {1}!

{1 Т. е. займешь высшую государственную должность.}

МИМ

В условиях демократизации римского театра, во II-I вв. до н.: э., получает художественное оформление и народный театральный жанр - мимы. Это маленькие бытовые сценки, часто весьма скабрезного характера, веселые и живые. Юлий Цезарь всячески поддерживал мимические представления и драматургов - авторов мимов. Это был демагогический прием, которым позднее особенно пользовались римские императоры: они устраивали пышные зрелища, чтобы усыпить политическую активность народных масс.

Юлий Цезарь (как нам сообщают позднее римские писатели Светоний и Макробий) заставил автора литературных мимов Децима Лаберия выступить мимическим актером (мимом) и состязаться на лучшую игру с актером Публием Сиром (Сирийцем). Децим Лаберий, играя роль раба, воскликнул: "Квириты! Мы теряем свободу!", а в прологе изобразил свое трагическое положение: он, шестидесятилетний старик, римский "всадник", должен по приказу Цезаря сделаться мимическим актером.


Еще от автора Неизвестный Автор
Галчонок

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Призраки ночи

В книге собраны предания и поверья о призраках ночи — колдунах и ведьмах, оборотнях и вампирах, один вид которых вызывал неподдельный страх, леденивший даже мужественное сердце.


Закат  вечности

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


mmmavro.org | День 131, Победа

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


mmmavro.org | День 132, Поэт

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


mmmavro.org | День 133, Секта-3

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Рекомендуем почитать
Любовь дракона

Риль улыбнулась, подставляя лицо ласковым лучам солнца. В груди рос, становясь все больше и больше комок радости. Ей захотелось встать на спине дракона, раскинуть руки, как крылья, и впитать полет каждой клеточкой своего тела. Пусть хоть в мечтах, хоть на мгновенье она почувствует себя свободной от земного притяжения, свободной настолько, чтобы взмыть в воздух, пронестись над морем, ловя воздушные потоки, рухнуть вниз, затормозить в последний момент, зависнуть над водой, а потом стремглав взмыть вверх.


Госпожа Путей

Только я хотела задать кучу вопросов об этих загадочных созданиях, как питейное заведение удостоилось посещения еще одной примечательной группы. Если драконы были сплошь брюнеты, то здесь были представлены исключительно блондины. Длинные, забранные в хвост белоснежные волосы не скрывали заостренных кверху ушей. На лицах выделялись миндалевидные глаза. Богато расшитые камзолы подчеркивали стройные тела. Певучая плавная походка, царская посадка головы, выражение полнейшего высокомерия, застывшее на лицах... - Эльфы? - уточнила я у Тайфа.


Беседа о телекинезе, или На пороге 'Магической' физики

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Березин

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Продолжение следует...

В своей речи по случаю присуждения ему Нобелевской премии, произнесенной 7 декабря 1999 года в Стокгольме, немецкий писатель Гюнтер Грасс размышляет о послевоенном времени и возможности в нём литературы, о своих литературных корнях, о человечности и о противоречивости человеческого бытия…


У истоков поэтической образности византийского искусства

В сбрнике Древнерусское искусство: Проблемы и атрибуции. М.: Наука, 1977.


Две лекции о Шекспире

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Иосиф Бродский после России

Мир Иосифа Бродского — мир обширный, таинственный и нелегко постижимый. Книга Дениса Ахапкина, одного из ведущих исследователей творчества Нобелевского лауреата, призвана помочь заинтересованному читателю проникнуть в глубины поэзии Бродского периода эмиграции, расшифровать реминисценции и намеки.Книга "Иосиф Бродский после России" может стать путеводителем по многим стихотворениям поэта, которые трудно, а иногда невозможно понять без специального комментария.



О прозе и поэзии XIX-XX вв.: Л. Толстой, И.Бунин. Г. Иванов и др.

В книге речь идет об особом месте так называемого малого жанра (очерк, рассказ, повесть) в конце XIX - XX вв. В этой связи рассматриваются как произведения Л.Толстого и Чехова, во многом определившие направление и открытия литературы нового века ("Смерть Ивана Ильича", "Крейцерова соната", "Скучная история", "Ариадна"), так и творчества И.Бунина, Л.Андреева и М.Горького, их связи и переклички с представителями новых литературных течений (символисты, акмеисты), их полемика и противостояние. Во втором разделе говорится о поэзии, о таких поэтах как Ф.Тютчев, который, можно сказать, заново был открыт на грани веков и очень многое предвосхитил в поэзии XX века, а также - Бунина, в стихах которого удивительным образом сочетались традиции и новаторство.