Каменка - [3]

Шрифт
Интервал

Ночью было холодно. То есть холодно - это не то слово. Был конкретный дубняк. По разным оценкам было -7- -10 градусов, притом что рассчитывали на температуру не ниже нуля. Почему-то, когда спишь в палатке, больше всего отмерзают нос и ноги. Ну нос еще понятно, он наружу торчит, а почему ноги-то мерзнут? Никак не пойму. Кроме того, когда я приперся в нашу палатку, там все уже спали. А пенки, даром что их было три штуки на двухместную палатку, заботливо укрывали двойным слоем центр палатки, оставляя край, на котором мне предстояло спать, абсолютно голым.

В общем ночью я чувствовал себя очень неуютно. Видно оттого и проснулся раньше всех - часов в 9 по-новому. Приоткрыв край палатки и увидев толстый слой инея, я возблагодарил небеса за то, что сейчас не моя очередь дежурить. Однако дежурные, спящие в другой палатке, не торопились вставать и приниматься за свои прямые обязаннности. Минут пятнадцать я орал, тщетно призывая их покинуть палатку и разводить костер. Ежась от мороза и костеря на чем свет стоит этих раздолбаев, я натянул штаны и полез собирать дрова. Скоро появался Леня со спичками, а затем и Коля с оргстеклом. Совместными усилиями мы запалили костер, разбудили дежурных и послали их за водой. По мере осмотра наших вещей стали проясняться масштабы ночных заморозков: замерзло все, что оставалось на улице. Все мокрые тряпки превратились в потенциальные орудия убийства. Слава богу, нам хватило благоразумия засунуть неопрен под пенки, а не оставить на улице. Полежи он всю ночь на морозе, и один кан кипятка помог бы вряд ли.

При всем этом солнце светило ярко, на небе ни единого облачка. Так что замерзшие шмотки размораживались, плавсредства отмерзали от земли, да и в целом ощутимо теплело. Не торопясь поели, неспешно собирались. Короче говоря, вышли мы только около часа дня.

Количество завалов уменьшилось не сильно, притом что русло расширилось, а течение усилилось весьма значительно. Быстрее идти это не помогало, так как постоянно приходилось обносить завльчики и проламывать каской ветки, а стремность плаванья увеличивалась. Если в субботу при небольшом течении можно было подплыть к любому завальчику, встать поперек течения и ничего не бояться, то в воскресенье прижимать начало реально! На более устойчивых байдарках это было почти незаметно, а вот я чуть не доигрался.

В первый раз, выйдя из-за поворота на сравнительно большой скорости, я осознал, что лечу прямо на косо нависающую ветку. Если влететь на нее всем весом, то, ясное дело, кильнет. Поэтому попытался оттолкнуться от нее рукой, предварительно откренившись. И что вы думаете? С огромным изумлением я осознал, что лежу на боку, держась рукой за ветку, при этом вода норовит залиться внутрь каяка через юбку. Киль? Ну уж нет. Каким-то непонятным движением задницы мне удалось встать, но вот весло мое при этих маневрах оказалось утеряно. С некоторой растерянностью я взирал на то, как весло, нагло нарушая все законы физики (согласно этим законам по одной и той же речке более тяжелое тело плывет быстрее легкого), уплывает далеко вперед. Однако далеко уплыть ему не удается, оно влетает в завал. Через 30 секунд в тот же завал влетаю и я. Застреваю намертво и до весла не дотягиваюсь. Через минуту в наш завал влетает таймень. Ребята помогают мне достать весло из под завала, и я, довольный, плыву дальше. Пронесло.

Во второй раз было еще стремнее. Непонятно за каким хреном я лезу в завал, хотя заранее вижу, что пройти там нереально. Струячит очень сильно, перегрести мне не удается, и я лагом налетаю на бревно. Меня кладет почти полностью и за какие-то 20 секунд наливает полный каяк воды. (Бррр. За минувшую ночь вода стала еще холоднее, никакой неопрен не спасает.) Видимо, дуракам везет. Опять каким-то образом мне удается встать и даже отползти в сторону. Дальше начинается самое веселое: каяк, полный воды, неустойчив жутко, при это холодно до безобразия а места для чалки нет. Минут через 5 борьбы с судном у меня неаконец-то получается зачалиться и вылить воду. На сегодня водных процедур с меня хватит!

А впрочем, идти на второй день мы стали быстрее. Оперативнее обносили завалы, кое-что даже разбирали, рубили вставшие поперек русла бревна. Тем не менее, скоро стало ясно, что до темноты до Волгуши мы не доберемся. Поэтому внутри команды начало разрастаться мнение, что пора бы уже оглобли поворачивать. В смысле собирать лодочки и идти пешком. Мнение это было горячо поддержано адмиралом, так что на близжайшей удобной точке мы снялись с маршрута, отправили гонцов выяснять про выброску, а сами приступили к антистапелю. Диме окончательно надоела многострадальная резиновая шкура от тайменя. Он оставил ее в лесу, вместе с парой драных кед. Получился очень живописный натюрморт - прям-таки обелиск водного туриста.

Гонцы вернулись с добрыми вестями: автобус до Икши идет в 20.05, едет туда меньше часа. Ну, а уж из Икши электрички всегда ходят. Не торопясь собираемся, обедаем и идем к автобусной остановке. Оказывается, до санотория "Горки" и впадения Каменки в Волгушу мы не дошли всего-то около километра. Впрочем, при наших темпах это путешествие заняло бы еще часа три. Кстати, Волгуша, протекающая под мостом, нам очень понравилась. Она гораздо шире, с хорошим течением и без завалов.


Еще от автора Никита Чесноков
Волгуша

В книге рассказывается история главного героя, который сталкивается с различными проблемами и препятствиями на протяжении всего своего путешествия. По пути он встречает множество второстепенных персонажей, которые играют важные роли в истории. Благодаря опыту главного героя книга исследует такие темы, как любовь, потеря, надежда и стойкость. По мере того, как главный герой преодолевает свои трудности, он усваивает ценные уроки жизни и растет как личность.


Рекомендуем почитать
Необыкновенное путешествие Таисии

Таисия – подросток, переживающий уход отца и непростые отношения с матерью. Она сбегает из дома и отправляется в путешествие, которое ведет ее вглубь своего подсознания, где она борется со своими страхами и злостью, не желающими отпускать ее назад.Книга о взаимоотношениях детей и родителей. О том как важно переступить через свою гордость и победить страх. Так же как и сказать родному человеку, что любишь его.


Горная долина

Австралийский этнограф рассказывает о своей двухлетней исследовательской работе среди племен гахуку на австралийской подопечной территории Новая Гвинея. Кеннет Рид жил непосредственно в деревне гахуку, соблюдал их быт, нравы, обычаи и обряды. Книга написана живым, образным языком.


Аборигены, кенгуру и лайнеры

Автор — англичанин Фредерик Роуз, ныне профессор этнографии в Университете им. Гумбольдта (ГДР) — много лет прожил в Австралии. В этой книге он описывает жизнь австралийских аборигенов на севере и в центральной части страны.


В рай и обратно

В книге рассказывается о путешествии польского писателя Яна Юзефа Щепанского на грузовом судне «Ойцов» по странам Ближнего Востока. Это путевой дневник, по которому читатель знакомится со всем, что открывается взгляду автора, начиная от встреч в кают-компании и на корабельной палубе и кончая его впечатлениями о портах, где корабль бросает якорь. Джидда, Порт-Судан, Басра, Кувейт, Карачи, Абадан — все эти уголки земли, о которых читатель не всегда имеет ясное представление, показаны Щепанским конкретно и зримо, со всеми их внутренними и внешними противоречиями.


Солнце заходит...

Предлагаемая читателю книга датского ученого Таге Эллингера «Солнце заходит…» не является научным исследованием. Это скорее записки о том, что автор увидел, услышал и прочувствовал во время десятилетнего пребывания на Филиппинах, где он «оставил свое сердце».


Когда улыбнется Ганеш

Прочитав эту книгу, мы вместе с автором — журналистом, проработавшим в странах Южноазиатского субконтинента шесть лет в качестве собственного корреспондента «Известий», — совершим увлекательное путешествие по непальским горам, ланкийскому побережью, по дельте Ганга, побываем в десятках индийских городов и сел, познакомимся с множеством человеческих судеб. Большая часть книги посвящена Индии, с которой нашу страну связывают традиционные узы дружбы.